Немцы против вермахта

В июне 1941 года в Красной Армии служило более 16 тысяч советских немцев. Согласно сталинским указам, большинство из них всего через несколько месяцев ждала унизительная слежка, разжалование и депортация. Но подозрения в предательстве не сломили их верность Родине. Каждый как мог сражался на фронтах войны.

Сергей Сумленный 

Красноармеец Али Ахметов мало походил на азербайджанца.

Наверное, каждый раз, глядя в зеркало, он думал – а правильно ли я сделал, что взял имя погибшего товарища? Может, лучше было назвать себя Павлом Шмелевым? Оно бы больше походило на запись в паспорте – Пауль Шмит. В годы войны Вольдемар Венцель становился Владимиром Венцовым, Рихтер – Смирновым, а Зайдель – Иваненко. Этнические немцы имели шанс остаться там, куда другие стремились лучше не попадать. Именно так, через подделку документов, грозившую тюремным сроком, они добивались своего права получать ранения и умирать, защищая Родину.

«К началу войны в Красной Армии служило около 16 тысяч немцев Поволжья, – говорит профессор Nordost-Institut в Люнебурге Виктор Дённингхаус. – Они были наиболее интегрированы в советскую систему, отлично знали русский язык и поддерживали большевиков еще во время революции».

Интеграция сыграла с немцами Поволжья злую шутку еще в 1920-е годы, когда правительство рассматривало их как возможных союзников в организации европейской революции. Запись «немец» или «поляк» в графе паспорта уже тогда вызвала вопросы, которые после нападения Германии на Советский Союз и вовсе переросли в кампанию преследования по национальному признаку. Кремль не интересовало, что поволжские немцы оказались одной из самых лояльных групп советского населения и среди военнослужащих-немцев не регистрировался высокий уровень перебежчиков. И если в первые годы войны они были снайперами, первыми номерами орудийных расчетов или даже политруками, то именно с этих должностей, согласно приказу Народного комиссариата обороны, следовало удалить «ненадежных» солдат всего через несколько месяцев, в августе 1941 года. Этого решения не ожидал никто.

Отстранение от ответственных должностей означало не только перевод образцовых солдат на второстепенные роли. По возможности немцам вообще доверяли только работы, не связанные с ношением оружия. Так вчерашний пулеметчик становился водовозом или землекопом. Но и это не было концом преследований. «Нас, воинов-строителей немецкой национальности, пригласили на собрание в армейский клуб, проверили документы, поинтересовались, нет ли оружия. А потом вокруг клуба сомкнулось кольцо вооруженных солдат. Около 700 участников собрания построили в колонну и под конвоем через весь Челябинск провели к будущей площадке металлургического завода. Горожане недоумевали, кого ведут, ведь мы были в военной форме», – приводит отрывок из воспоминаний бывшего красноармейца Карла Вахтера историк Игорь Шульга.

Страна отвернулась

Для тысяч немцев, честно служивших в Красной Армии, это недоверие стало ударом в спину. В то время как пропаганда вермахта пыталась склонить их на свою сторону, военнослужащие из числа немецкой диаспоры оставались верны СССР и регулярно проявляли себя героями на передовой. Так, в подборке статей из советской прессы 1941 года историка Аркадия Германа значится: 8 августа в боях под Рогачёвом командир попавшей в окружение разведгруппы лейтенант Эрдман подпустил к себе солдат вермахта и подорвал их вместе с собой гранатой. 24 августа газета «Комсомольская правда» описала подвиг комсомольца Генрих Гофмана, зверски убитого в плену, а через четыре дня рассказала о подвиге зенитчика Генриха Неймана, сбившего четыре бомбардировщика.

Однако в тот же день в той же газете был опубликован указ о переселении немцев, проживающих в районах Поволжья. Страна отказалась от них. «Когда командир отправлял меня из части, мне было больно, ему – неловко», – вспоминает один из депортированных поволжских немцев.

Несмотря на то, что с сегодняшней точки зрения эти преследования выглядят хотя и бесчеловечными, но ожидаемыми, на начало 1940-х годов такая политика властей была относительно необычным явлением. Только с началом Первой мировой войны немецкая община узнала, что такое погром. «В течение трех дней в Москве, второй столице империи, были разорены практически все немецкие магазины. Немецкая община была почти полностью уничтожена: часть немцев уехала сама, других немцев депортировали», – поясняет профессор Дённингхаус.

Клеймо памяти

Преследования меньшинства продолжались и после войны. В конце 1940-х тех немцев, которые были комиссованы осенью 1941-го по ранению и не попали под чистку рядов Красной Армии, вызвали в НКВД и подвергли допросам. Вплоть до 1955 года российским немцам было прямо запрещено служить в советской армии, и на них распространялся режим спецпоселения. Клеймо «немец» определяло их жизнь, даже когда на территории Восточной Германии формировалось новое, союзное Москве немецкое государство.

Доходило до невероятных ситуаций. В то время как в ГДР советская администрация вовсю интегрировала в политическую жизнь настоящих, беспримесных нацистов, в Советском Союзе основных гражданских прав лишались обычные честные люди. Их вина состояла лишь в том, что их предки были немцами.

В 1948 году член самого страшного суда нацистской Германии, «Народного трибунала», Арно фон Ленски, участвовавший в вынесении смертных приговоров антифашистам, стал депутатом парламента ГДР. Участник «Пивного путча», бывший штурмовик Вильгельм Адам был назначен министром финансов Саксонии. Эсэсовец со стажем, надзиратель концлагеря Заксенхаузен Эрнст Гроссман стал членом ЦК правящей партии СЕПГ. А те, кто защищал Советский Союз, не могли получить даже права ветеранов. Говорить о депортациях, унижениях и притеснениях в послевоенном СССР было еще опаснее.

Сложно сказать, что побудило российских немцев в итоге уехать из страны, где их предки жили несколько сотен лет. Преследования по национальному признаку, глубокая обида или страх за свое будущее. Понятно одно: ситуация решилась, когда Советский Союз запретил немцам защищать родину с оружием в руках.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *