Информационные чаты, сбор вещей и ночлег

В ФРГ по последним данным находится около ста тысяч беженцев из Украины. Обустроить жизнь на новом месте им помогают в том числе и волонтеры. Особенно востребована сейчас помощь жителей, которые знают русский язык. «МНГ» попросила трех волонтеров рассказать, что они делают.

В Германии многие пункты сбора гуманитарной помощи организованы в торговых центрах / Ксения Роммель


Ксения Роммель, Берлин

Мой парень родом из Каменского, это Днепропетровская область, Украина. Его бабушка и все друзья детства живут на Украине. Первое, чем я могла им помочь, это информацией – ссылками на телеграм-каналы, аккаунты в Инстаграме. Искала, как можно быстрее уехать, какие законы для беженцев существуют в Германии – нам нужно было вывезти бабушку. Все получилось, она уже в Берлине, но ехала три дня и долго стояла на границе.

Мы с парнем отвозили гуманитарную помощь: еду, одежду, медикаменты в торговый центр Ring Center (Союз украинцев в Германии объявил там сбор помощи. Гуманитарный груз отправили на Украину. – Ред.).

В чате Berlin helps Ukrainians я отвечаю на вопросы, даю контакты врачей, водителей, предлагаю помощь с регистрацией (я сделала свой список сохраненных ссылок и статей, которые были бы полезны беженцам). Еще оставила заявки на помощь с жильем и на передержку животного. Сейчас у нас живет кот Тео из Одессы. Его семья заселилась в отель в Потсдаме, туда не пускают с домашними животными.

Ходим на митинги каждые выходные. В Берлине по-настоя­щему много поддержки – весь город в украинских флагах. Люди каждый день ждут помощи на центральном вокзале и автовокзале. Русскоговорящие волонтеры здесь очень нужны, потому что беженцы не знают немецкого или английского, приезжают очень напуганные. На вокзале их кормят, дают одежду, лекарства, билеты, оказывают психологическую помощь. К сожалению, в Берлине уже нет мест для размещения, и украинцам приходится ночевать в поездах на вокзале и потом дальше ехать в другие города.

Еще один вид помощи – денежные переводы организациям. У Caritas (католическая благотворительная организация. – Ред) и Красного Креста самый большой фонд, многие мои знакомые жертвовали туда. Но мы отправляли деньги только тем, кого знаем лично – на бензин, чтобы они могли вывезти больше людей.

Люди очень благодарны. Никакой агрессии по отношению к нам нет. С тех пор, как все началось, жизнь, конечно, сильно изменилась. Невозможно жить, как прежде, голова все время занята мыслями о войне, а помощь беженцам позволяет хоть как-то быть полезным.


Виталий Смыслов, Франкфурт-на-Майне

У меня нет родственников на Украине, но есть много друзей родом оттуда. Утро 24 февраля началось со звонков. Я задавал всего два вопроса: «Как твое состояние? И все ли твои живы?». У нас во Франкфурте большое русскоязычное комьюнити – украинцы, белорусы, русские со всего постсоветского пространства. Есть чат, в котором порядка 800 человек, мы там общаемся, помогаем друг другу найти, например, хорошего домашнего врача, решить ка­­кие-то вопросы по переезду. Мы как виртуальная семья. Когда началась эта история с Украиной, мы стали более сплоченными. Стараемся всем помогать, кто нам пишет. Например, недавно один человек спрашивал, как ему купить билеты на поезд до Франкфурта, он тогда был в Берлине. Я ему рассказал про специальные бесплатные билеты для украинцев.

Немецкий Красный Крест организовал в городе сбор помощи. Я отнес свои вещи, хотя мог бы ими еще попользоваться, но решил отдать, потому что сейчас кому-то они нужнее, чем мне. Принес подушки, постельное белье, домашнюю одежду. Сотрудники Красного Креста были очень благодарны. Когда мы консультируем людей в чате, то тоже все говорят спасибо, никакой агрессии.

Я сейчас начну работать в Красном Кресте, как раз в департаменте, который занимается беженцами, так я смогу помогать еще больше.


Валерия Бауэр, Берлин

Мы с мамой ходим в евангелическую церковь. Когда идут войны или кто-то нуждается в помощи, церковь всегда ее оказывает. Наш пастор из Украины, и, естественно, мы все обсуждали, что нужно как-то начинать помогать. Мы стали собирать гуманитарную помощь, а когда украинцы стали приезжать в Берлин, организовали при церкви ночлег и горячие завтраки и обеды. Наша семья и семьи друзей приглашают беженцев пожить у себя, пока они не определятся, куда ехать или что делать дальше. У нас так уже жило несколько людей, вот в среду две девочки заселятся.

Еще я пыталась записаться в волонтеры на вокзале, но каждый раз когда приезжала, мне говорили, что желающих помочь уже достаточно.

Люди по-разному реагируют на мою помощь. Если начинают спрашивать, откуда я, то рассказываю, что переехала три года назад в Германию из России. Некоторые меняются в лице, говорят: «Спасибо, нам ничего не нужно». Но бывает, что человек готов выслушать мою позицию и понимает, что я не «плохая русская». С открытой агрессией я не сталкивалась.

Несмотря ни на что я все равно продолжаю помогать. Во-первых, это отвлекает от ужасных новостей, а во-вторых, не могу сидеть на месте. Многие говорят: «Я не поддерживаю военные действия, но ничего изменить не могу». Я тоже не поддерживаю, но могу помочь людям, которые нуждаются.

Подготовили Любава Винокурова и Камила Минихаирова

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)