Часы идут, время остановилось

Гостям фестиваля культуры российских немцев «Немецкая слобода», который прошел в сентябре в Новосибирске, удалось отправиться в путешествие «сквозь эпохи». Символом машины времени стали часы мастера Абрама Штеффена из Неудачино.

Башенные часы в Неудачино / Из архива семьи Штеффен


Мимо мастерской часовщика Абрама Штеффена, расположившейся в «Немецкой слободе» по соседству с гончарным, кузнечным и ткацким «цехами», не пройдешь. Кажется, что мастер только вышел, и у тебя есть несколько минут рассмотреть разложенные на столе часы – мужские и женские, наручные и карманные, механические и кварцевые, со звуком тиканья и без. Линейки, шаблоны, тетради с набросками и эскизами, миниатюрные отвертки, держатели, пинцеты, крошечные часовые стрелки… И конечно, портрет самого Абрама Яковлевича.

Супруга мастера Екатерина Штеффен нередко подшучивала над мужем, когда он что-то придумывал: «Абрам, ты опять хочешь попасть в историю?» Так и получилось. Абрам Яковлевич известен не только в родном селе, в Новосибирской области, но и в разных уголках мира.

После ухода из жизни Абрама Штеффена в 2011 году родные из его дневника узнали о желании сделать из дома музей-усадьбу – в память о жителях родного села. И в 2014 году в Неудачино открылся единственный в своем роде за Уралом дом-музей.

Абрам Штеффен родился в 1924 году. Был профессиональным электриком, любителем-­изобретателем, увлекался радио­техникой, фотографией, коллекционированием старинных вещей, ремонтировал различную технику. Но особый интерес он проявлял к часам.

Ему часто несли неисправные часы и прочую технику. Пока Абрам Яковлевич давал вторую жизнь вещам, односельчане рассказывали новости, делились воспоминаниями. Самое интересное мастер записывал после работы в дневник. У него было неподдельное желание сохранить память о предках, традициях, быте неудачинцев и передать информацию потомкам. В почтенном возрасте Абрам Яковлевич написал и издал книгу «Кое-что о деревне» – летопись села с момента его основания меннонитами в 1905-м.

Часовые механизмы из коллекции Штеффена / Оксана Чуб


Как-то Абрам Яковлевич реставрировал ветхие настенные часы конца XIX века. Разобрав их, он настолько вдохновился простотой механизма, что захотел сделать свои часы. Его поддержали все, к кому он обратился за помощью с инструментами и материалами. 63-летний Штеффен смог наладить списанный на предприятии токарный станок, на котором и стал вытачивать детали. Около года ушло у него на первые часы.

О сибирском ремесленнике, который сам вытачивает каждую деталь часового механизма, заговорили. Самобытный подход к созданию часов и точность исполнения привлекли заезжего иностранца, который выкупил один «штеффеновский» экземпляр. Шестнадцать авторских настенных часов, подписанных фамилией Штеффен, находятся у детей и родственников мастера, в музее, а также в частных коллекциях в России и за рубежом. Все циферблаты оформлены по-разному, у каждого прибора свое звучание отсчета времени. Единственные в своем роде часы, подаренные сыну, показывают, кроме точного времени, лунные сутки и високосный год.

Зная, что Абраму Штеффену все под силу, директор музея города Татарска Николай Савченко попросил сделать уличные часы, чтобы установить их на центральной площади. Для начала Абрам Яковлевич решил построить башню. Для этого он поехал в Санкт-Петербург, где посетил часовую башню и поговорил с мастерами о нюансах архитектуры. Изучив все досконально, Штеффен сделал эскиз с подсчетами, вплоть до количества кирпичей. По ходу строительства следил за тем, чтобы было точь-в-точь по проекту. И даже когда стройку «заморозили», не опустил руки, нашел выход и завершил начатое. Сегодня в Татарске возвышается кирпичная башня с тремя циферблатами. Вторые уличные часы появились в родном селе, третьи – в Черепаново.

За что бы ни брался Абрам Яковлевич, все у него получалось. «Раньше в деревне не было электричества. Отец совместно с братом Корнеем и единомышленниками сделал башню из дерева, к которой прикрепил динамо-машину, вырабатывающую ток. Из всей деревни электричество было в семье Штеффен. Макет этого изобретения можно увидеть в нашем музее», – рассказала дочь Елизавета Штеффен. У Абрама Яковлевича всегда были идеи, как упростить работу: он соорудил первую в районе газонокосилку, смастерил автоматическую мясорубку, которой пользовалась вся деревня.

На вопрос, каким был ее отец, Елизавета искренне, с теплой улыбкой ответила: «Одержимый идеей! Но при этом он многое делал, чтобы его дети развивались. Всегда находил время почитать нам книги и журналы, поиграть. В раннем возрасте обучил нас тактикам игры в шахматы и шашки. Он нас очень любил».

Дом-музей Абрама Штеффена – это удивительная история семьи, деревни и этноса, которая привлекает гостей со всех уголков мира. Здесь представлены огромная коллекция различных часов, фотоаппаратов, картин, детских игрушек, музыкальных инструментов, есть фотоархив. «Среди интересных экспонатов – часы 1761 года выпуска. На мой взгляд, шикарный экспонат – фисгармония фабрики Циммерман 1867 года выпуска», – отмечает хранитель музея Иван Панкрац. В доме до сих пор царит атмосфера любви, тепла и уюта. Все вещи стоят на своем месте, техника и часы в рабочем состоянии, только время после ухода хозяина остановилось…

Оксана Чуб

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)