Стройная идея

Баухаусу сто лет. Что это такое и почему так важен этот юбилей? «МНГ» отвечает на самые наивные вопросы о Баухаусе, объединившем когда-то светлые европейские (в том числе и российские) умы.

Школа Баухауса в Дессау / pixabay

Любава Винокурова

Что за странное слово Баухаус. Откуда оно вообще взялось?

Баухаус – немецкий термин, в оригинале Bauhaus, что дословно можно перевести как дом строительства. С 1919-го по 1933 год в Германии существовала одноименная Высшая школа строительства и художественного конструирования. Школа «вылилась» в архитектурное течение и творческое объединение. Русскому уху больше знаком термин конструктивизм, в Германии – это был Баухаус. Его принципы распространялись не только на архитектуру, но и на скульптуру, живопись и даже театр. Главные черты Баухауса – простота и функциональность. Именно поэтому некоторые построенные в этом стиле здания кажутся голыми – они лишены декоративных элементов, но внутреннее пространство многозадачно: учебный класс можно было легко превратить в танцплощадку или столовую и наоборот.

Если Баухаус в первую очередь был учебным заведением, то как там строился учебный процесс? Всех учили строить «голые» здания?

Школа Баухаус была образована в Веймаре в результате объединения Саксонско-Веймарской Высшей школы изобразительных искусств и основанной Хенри ван де Велде Саксонско-Веймарской школы прикладного искусства. На должность директора пригласили молодого берлинского архитектора Вальтера Гропиуса. Он занимал должность директора до 1928 года сначала в Веймаре, а затем в Дессау, куда школа была вынуждена пере­ехать по финансовым причинам. «Мы хотим вместе придумывать и создавать новое здание будущего, где все сольется в едином образе: архитектура, скульптура, живопись, – здание, которое, подобно храмам, возносившимся в небо руками ремесленников, станет кристальным символом новой, грядущей веры», – говорил Гропиус. Баухаус – не элитарное, а утилитарное искусство, которое ставило художников и ремесленников на одну ступеньку. Гениальный художник был просто хорошим ремесленником.

Обучение в школе длилось три года. На подготовительном курсе студенты получали базовую информацию о цветах, формах, материалах. Затем приходило время практического курса, ученики сами в мастерских изготавливали мебель, предметы интерьера и быта. На треть­ем, строительном курсе, работали на строительной площадке. Историю искусств проходили напоследок. Это было сделано для того, чтобы у студентов не возникали мысли о подражании великим.

Состав преподавателей был звездным, их имена известны во всем мире, а работы – бесценны. Мастерскую живописи и фрески возглавлял Василий Кандинский, витражной живописи – Пауль Клее, обработки металла – венгерский художник и теоре­тик искусства Ласло Мохой-Надь. Лекции читал и русский авангардист Эль Лисицкий, благодаря котрому в Баухаусе узнали о Казимире Малевиче, он иногда приходил в гости.

В коридорах школы царила атмосфера свободы: студентки коротко стригли волосы, студенты, наоборот, их отращивали. Экспериментировали не только с внешностью, но и с пространством – ставили авангардисткие спектакли с причудливыми декорациями (некоторое представление о таких постановках дает воссозданный на сцене Theather der Klänge в Дюссельдорфе «Механический балет»).

Мы говорим о Баухаусе в прошедшем времени. Что с ним стало?

В 1933 году школу пришлось закрыть. Многие ее преподаватели и выпускники эмигрировали, спасаясь от преследования нацистов. Принципы этого течения не укладывались в идеологию Третьего рейха. Но некоторые баухаусовцы нашли временное прибежище (правда, потом бежали, спасаясь теперь уже от репрессий НКВД) в Советском Союзе.

Дом Наркомфина в Москве – пример конструктивизма в России / wikimedia

Получается, архитектуру Баухауса можно увидеть и у нас? Для этого необязательно лететь в Германию?

И да, и нет. В конце 1920-х советское правительство начало приглашать иностранных специалистов строить жилые дома и производственные здания. Обещания новой справедливой жизни отлично укладывались в принципы Баухауса и привлекали многих молодых архитекторов. Они проектировали типовые рабочие поселки на Урале и в Сибири. Архитектор и историк архитектуры Дмитрий Хмельницкий в материале для издания «Медуза» пишет, что одним из первых в Советский Союз приехал Эрнст Май. Ему и его группе поручили проекты жилой застройки в Магнитогорске, Нижнем Тагиле, Новокузнецке, Ленинск-Кузнецком. «Проекты эти представляли собой море одинаковых кирпичных зданий, поставленных рядами, по так называемой строчной застройке (от слова «строчка»). Один квартал из таких зданий, достаточно примитивных по планировке, был построен в Магнитогорске, кое-что – в других городах», – пишет Дмитрий Хмельницкий. Примитивными эти сооружения получались из-за дешевых материалов и общей задачи – строить жилье барачного типа, ни о каком уюте речь не шла. Баухаусовцы разрабатывали и генплан Биробиджана, над ним работал второй директор школы Ханнес Мейер. Из всего запланированного сделали лишь парк культуры и отдыха. Так что некоторые постройки сохранились, но их реализация была далека от первоначальной идеи.

В Германии же самым известным зданием в стиле Баухауса была и есть сама школа в Дессау, спроектированная Вальтером Гропиусом. Он позже построил в городе и несколько жилых районов. К столетию архитектурного направления в городе открыли огромный музей, в котором собрана история школы в артефактах. Но лучше всего (и больше всего) Баухаус сохранился в Тель-Авиве, в районе «Белый город». Его возвели немецкие евреи, эмигрировавшие перед войной в Палестину по понятным причинам. «Белый город» состоит из 4000 конструктивистских зданий, охраняемых ЮНЕСКО.

Жилой дом в «Белом городе» Тель-Авива / wikimedia

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)