Капут «машине»

Немецкая сборная больше не играет на ЧМ-2018. Как переживают это разочарование и кто виноват рассуждает редактор «МНГ» Тино Кюнцель.

Вратарь Мануэль Нойер поймал один из немногих для него мячей на ЧМ / DFB_team Instagram

Если к российскому обывателю обратиться с вопросом  какой товар лучше –российский или немецкий, то редкий русский выберет вещь отечественного производства. Исключение могут составить разве что некоторые продукты питания, которые среди россиян считаются более натуральными по сравнению с западными.

Образец немецкого качества это и сборная Германии по футболу. В России ее почему-то называют «бундесманшафт» и «немецкой машиной». В футболе, где публика больше всего ценит вещи, на которые машины не способны, например финты, дриблинги, это прозвище звучит неоднозначно, но все-таки ассоциируется с мощью, продуманностью и слаженностью, то есть вполне положительными характеристиками. Так было, по крайней мере, до этого чемпионата мира. На нем, как известно, немцы оказались худшей машиной за всю свою футбольную историю и впервые не вышли из группы. И все бы ничего, если бы немцы играли в футбол, как в хоккей: средненько, хоть и со взлетами, которые, однако, воспринимаются скорее как единичное явление. Но нет, Германия пока еще действующий чемпион мира, и в России собиралась защитить этот титул.

Громких слов и маркетинговых ходов по этому поводу хватало, на «машине» словно было написано: «Это лучшее, что вы видели». Тренеры и игроки вроде бы осознавали, что будет сложно, учитывая опыт предыдущих чемпионов Франция (1998), Италия (2006) и Испания (2010). Все они стали жертвами «проклятия чемпионов» и не вышли из группы. Германия намеревалась этого избежать, а еще учесть опыт собственных ошибок в прошлом.

После чемпионства 1990 года команда четыре года спустя вылетела уже в четвертьфинале против скромной Болгарии, хотя была потенциальным победителем. Помешали распри внутри команды.

На практике получается, что знать о рисках еще не значит быть неуязвимым. То состояние, в котором сборная Германии провела ЧМ-2018, попав в не самую сложную группу с Мексикой, Швецией и Южной Кореей, а в итоге заняла последнее место, вызвало всеобщее негодование. Феерическая концовка в матче против шведов с эффектным победным голом в добавленное время была только локальным успехом. «Машина» заводилась с трудом, работала все три игры практически на одном скоростном режиме и оказалась удивительно непрочной. Причем из строя вышли одновременно все ее части, поэтому нужно говорить о сбое в программном обеспечении. Еще больше волновало футбольную Германию, что главный конструктор «машины», тренер Йоахим Лёв, после каждого матча успокаивал общественность заверениями, что все будет хорошо.

Поэтому логично, что после беспрецедентного краха к нему, творцу недавних триумфов, имеется масса вопросов. Лёв рулит сборной с 2008 года, Немецкий футбольный союз продлил с ним контракт до 2022 года еще до начала ЧМ. Президент футбольного союза Райнхард Гриндель теперь обещает «глубокие перемены», но с Лёвом расстаться не хочет. И тот тоже после нескольких дней раздумья решил продолжить работу.

Германия, которая в последнее время уже на клубном уровне испытывала проблемы в еврокубках, снова, как после неудач 2000-го и 2004 годов на Евро, стоит на перепутье. Тогда были приняты серьезные реформы, прежде всего в юношеском футболе, которые дали свои плоды. Какие меры ждут Германию сейчас, еще неизвестно. Но сборную, сломанную «немецкую машину», Лёв скорее починит, чем соберет заново.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)