Запретный Крым «сладок»

Недавно латвийская певица Лайма Вайкуле, будучи в Одессе, заявила, что петь в Крыму не будет ни за какой гонорар, потому что она-де европейка, а европейцам на полуостров ездить «запрещено». «МНГ» выяснила, действительно ли существует такой запрет для немцев.

Иностранцам ездить на полуостров можно / Тино Кюнцель

Высказывания Вайкуле вызвали неоднозначную реакцию в России. С критикой в адрес певицы выступили не только ее коллеги по эстраде. Член Совета Федерации Алексей Пушков назвал ее слова «выдумкой и ахинеей». «Насчет «запрета» гражданам ЕС посещать Крым: никакого запрета не существует. Депутаты из Франции, Италии, Германии, других стран ЕС, журналисты, политики, в том числе Берлускони и нынешний вице-премьер Италии Сальвини, посещали – и не раз. А певице запрещено?!», – заявил сенатор на своей странице в Twitter.

Позже в эфире политической программы «60 минут» артистка сказала, что приедет в Крым, когда с России снимут санкции. Она попросила журналистов не расценивать ее заявления как политические, при этом подчеркнув, что любит все народы, и напомнила, что обращалась к правительству Латвии с просьбой закрыть украинские «черные списки» для многих российских артистов.

Впрочем, Вайкуле – не единственная из представителей шоу-бизнеса, ставших заложником сложных политических отношений между Россией и Украиной. Напомним, они обострились в марте 2014 года, когда по итогам референдума Крым вошел в состав России.
С тех пор интерес к полуострову не угасает. По данным российских СМИ, за последние четыре года регион посетило свыше 100 международных делегаций. Там побывали, в том числе с официальными визитами, депутаты Европарламента, а также национальных и региональных собраний Франции, Италии и Германии. Год назад на фестивале, проходящем в Крыму, выступила легендарная немецкая группа Scooter.

Блиц-интервью

Немецкий МИД не рекомендует

Среди немецких политиков, недавно посетивших Крым, депутат бундестага от партии «Альтернатива для Германии» (АдГ) российский немец Вальдемар Гердт.

Вальдемар Гердт

Это была ваша личная инициатива посетить Крым или вас туда делегировала партия? 

Нет, фракция меня не делегировала и не могла этого делать. Согласно законодательству Евросоюза и Германии, Крым считается аннексированным, и поэтому немецкий МИД не рекомендует посещать этот регион. Я поехал туда по приглашению местной диаспоры российских немцев. К тому же там проходило важное мероприятие – Ялтинский международный экономический форум. На нем заключались миллиардные контракты, шла речь о послевоенном восстановлении Сирии, что открывает возможности и для немецкого бизнеса. Я уже говорил это на самом форуме и сейчас повторюсь: для меня нет разницы, где проходят мероприятия, которые открывают возможности для моей страны, помогают создавать новые рабочие места. Если бы такой форум проходил на Аляске, я бы полетел и туда.

Вы не рисковали, отправившись в Крым?

Многие мои однопартийцы недоумевают, почему я посетил Крым, говорят мне, что я рискую своей политической карьерой. Должен сказать, что отнюдь не карьера для меня главное предназначение в жизни. На Крымский полуостров я ехал с четким пониманием того, что я делаю это во имя будущего своих детей и внуков. Считаю, что в своем нынешнем статусе должен сделать все от меня зависящее, чтобы сохранить мир в Германии, а без дружбы с Россией сделать это нельзя. Это, пожалуй, и есть для меня главный стимул.

Ваши ожидания сильно отличались от того, что увидели по приезде?

Скажу, они были довольно взвешенными и сдержанными. Однако то, что я увидел по приезде, превзошло мои ожидания. Несмотря на то, что Крым находится под жесткими санкциями, видно, что он все равно развивается, туда инвестируются огромные деньги, регион сделал скачок вперед. Чего стоит один новый аэропорт в Симферополе, который построили за неполных два года! Мы вот у себя в Германии не можем уже 10 лет закончить строительство нового аэропорта в Берлине. Уверен, не будь санкционного режима, и была бы свободная инвестиционная политика, туда европейцы вкладывали бы миллиарды. А развиваться в сегодняшних условиях Крыму очень непросто. Ни одна немецкая или европейская компания, какая бы прогрессивная она ни была, не может туда зайти, ей закрывают банковские счета и создают массу препятствий.

Удалось ли вам пообщаться с местными жителями? Что они говорят?

Да, такая возможность у меня была, я несколько раз выбирался в город, чтоб поговорить с ними. Причем для этого мне не понадобился переводчик. Я прекрасно общался со всеми на русском. Я беседовал не только с немецкой диаспорой, но и со случайными прохожими, которых встречал, прогуливаясь по городу. Эти люди рассказали мне, что в Россию они захотели сами и что, их никто не принуждал сделать свой выбор. Отмечу, это мне говорили не какие-то «подставные» люди, а случайные прохожие, с которыми я общался на улице. Одни говорили, что для них нет разницы, живут они в России или на Украине. Главное, чтобы не было войны. Они просто хотят мирно жить и работать, растить своих детей. Другие уверены, что если бы Крым тогда не присоединился к России, то там сейчас был бы второй Донбасс или того хуже. Они благодарят Россию, что она приняла их. А свое решение пойти на референдум объясняют тем, что Украина не оставила им другого выбора и что у них не было никаких шансов на нормальную жизнь. Они вспоминали, как им постоянно отключали воду, свет.

А недовольных вы не встречали?

Конечно же, среди тех, с кем мне довелось пообщаться, были и те, кого пока не все устраивает. Они хотели бы, чтобы изменения происходили быстрее. Это вполне нормально, недовольных чем-то людей можно встретить в любой стране.

Вызвала ли эта поездка интерес со стороны немецких СМИ?

Да, интерес был. Всем, что видел и слышал в Крыму, я поделился с немецкими журналистами. Однако практически все, что я им рассказал, осталось неопубликованным.

Как к вашей поездке отнеслись в бундестаге?

О том, что я собираюсь в Крым, я изначально уведомил комитет по международным делам бундестага, в котором состою. Сказал, что хочу посетить своих соотечественников, проживающих в этом регионе. Мне никто не может этого запретить как депутату. Мои коллеги по фракции ничего негативного в этом не увидели, так как АдГ выступает за отмену санкций, а Крым, как известно, одна из причин, из-за которых их ввели. Большинство депутатов в бундес­таге к поездке отнеслись равнодушно. Однако были и те, кто буквально истерил и не упустил возможности очернить меня, назвав российским агентом и сторонником российского руководства. Впрочем, меня удивляет не столько критика в мой адрес, а то, что так бурно реагируют именно на поездки депутатов от АдГ. В Крыму ведь кроме нас уже были да и сейчас, насколько я знаю, находятся депутаты от левых. Однако в отличие от нас они столь острой критике не подвергаются. Полагаю, это говорит о том, что наша партия представляет собой опасность для чьих-то политических амбиций.

Наверняка и в самой Украине также не приветствовали этот визит.

Как и следовало ожидать, я на Украине теперь персона нон грата. Мне грозит 8 лет тюрьмы. Украинские власти даже подали прошение Германии о моем аресте и последующей экстрадиции в Киев.

Планируете ли вы еще посетить Крым?

Да, но не как депутат, а в частном порядке.

 

Беседовала Фемида Селимова

 

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)