Здесь жил…

На старых домах часто можно увидеть мемориальные доски, сообщающие, что здесь жил знаменитый композитор, писатель, политик. Фонд «Последний адрес» тоже устанавливает мемориальные таблички, но не в честь знаменитостей, а в память о жертвах репрессий. Российский проект набирает обороты в Германии.

С июля «Последний адрес» появился у Гельмута Зонненшайна / Николай Иванов

Город Наумбург (земля Саксония- Ангальт) знаменит своим собором, в котором в 1542 году произошла инаугурация первого в мире протестантского епископа, церковью святого Воцлава, где с незапамятных времен проходят органные концерты, а теперь и мемориальной табличкой на доме №7 по улице Кезенерштрассе. В нем жил математик Гельмут Зонненшайн. Его арестовали 16 ноября 1950 года, а 4 июля 1951-го расстреляли в Москве по приговору советского военного трибунала. Зонненшайн был обвинен (ложно) в шпионаже в пользу американской и британской разведок. Родные математика узнали о его судьбе только в 1990-е, когда он был реабилитирован. Младший сын, тоже Гельмут, никогда не видел отца, он родился после его ареста.

О проекте «Последний адрес» Гельмут Зонненшайн-младший узнал из СМИ – в прошлом году немецкий «Мемориал» и фонд «Последний адрес» разместили табличку в городе Треффурте в Тюрингии в память о Хайнце Баумбахе, обвиненном в антисоветской деятельности и казненном в Москве. Так, российский общественный проект пустил корни в Германии. Табличка для Гельмута Зонненшайна – вторая.

Первоначально памятные знаки на домах, где жили репрессированные, появились в Москве в 2014 году. За основу была взята немецкая идея «Камней преткновения» (нем. Stolpersteine) – мемориальных табличек, встроенных в мостовые. На каждом «камне» – выгравировано имя, год рождения и дата смерти жертвы нацизма. У табличек «Последнего адреса» другой дизайн (они размером с почтовую открытку), но принцип тот же: сообщается, кто в этом доме жил, дата рождения, ареста и смерти.

По разным данным (точной статистики нет), с 1945-го по 1955 год из советской оккупационной зоны и ГДР в Советский Союз было депортировано от 5 до 20 тыс. немцев. С 1950-го по 1953 год по обвинению в шпионаже и антисоветской агитации были казнены 927 немцев (из доклада бундестага 2013 года). Заместитель директора Германского исторического института в Москве Андреас Хильгер в своей работе «Смерть шпионам (в оригинале – «Tod den Spionen!» Todesurteile sowjetischer Gerichte in der SBT/DDR und in der Sowjetunion bis 1953) приводит другие цифры: между 1945-м и 1955-м было вынесено 2943 смертных приговора. И речь не о военных преступниках, а об обычных немцах.

В ГДР, как и в Советском Союзе, об «исчезнувших» родственниках было не принято говорить. Даже сегодня потомки репрессированных не всегда готовы публично рассказать о судьбе своих родных. «Мы устанавливаем таблички в память только о реабилитированных жертвах, – объясняет член правления немецкого «Мемориала» Анке Гизен. – Просим родных предоставить нам необходимые документы, и в большинстве случаев они их нам дают, поскольку заинтересованы в том, чтобы узнать больше о своих отцах, дедах, убедиться в том, что они невиновны. Но иногда родственники отказываются от мемориальной таблички. Возможно, это связано с их опытом жизни в ГДР, дискредитацией как родных врага народа. Бывает, что и собственники домов не разрешают установить знак, а у некоторых реабилитированных нет последнего адреса, потому что их домов больше не существует».

До конца года в Германии появится еще одна табличка. Ее должны установить в сентябре в городе Даме (земля Бранденбург) в память об учителе Людвиге Краке. Он был обвинен в подготовке вооруженного восстания в составе группы. Наказание – 25 лет исправительных работ в Тайшетлаге (Иркутская область). Там он и умер.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)