Время по Кандинскому

Предприниматель Александр Шорохов почти тридцать лет выпускает в баварском Альценау часы. В основе успешного бизнеса – дизайн с уклоном в русскую культуру и опыт «выживания» в 1990-е.

Модель Miss Avantgarde получила премию German Design Award / Alexander Shorokhoff

Персона

Александр Шорохов родился в 1960 году в Москве. По образованию инженер-строитель.
В 2020 году часовая мануфактура Alexander Shorokhoff была признана лучшим российским предприятием среднего бизнеса в Германии. Предприниматель получил премию для малого и среднего бизнеса им. Отто Вольффа фон Амеронгена.
В 2021 году экономический журнал Capital присвоил компании звание инновационной наравне с такими гигантами как Adidas, Samsung, Sony, Miele.


 

Как вы оказались в Германии?

Все началось в 1991 году после соглашения Михаила Горбачева и Гельмута Коля о переобучении советских управленцев для свободной рыночной экономики. Приехавшая в СССР группа немецких специалистов отобрала через Академию народного хозяйства для переподготовки 20 человек, среди них был я. На тот момент мне был 31 год, я руководил маленькой строительной компанией в Москве. В течение года я посещал занятия по бухгалтерскому учету, рыночной экономике, управлению персоналом, немецкому языку и т.п. при Торгово-промышленной палате Франкфурта и проходил практику в аэропорту города.

А как начали в Германии свой бизнес?

После обучения Первый московский часовой завод «Полёт» предложил мне организовать сеть сбыта в Германии, а затем и в других европейских странах. В течение первых двух лет я участвовал в важных выставках и объехал, наверное, каждую деревню в Германии. К началу 1994 года мы «завоевали» около 350 магазинов по всей Европе. Россия тогда открылась Западу, каждый хотел ощутить на себе, что это такое. Русские часы были частью процесса политического и экономического «узнавания».

Ваша марка Alexander Shorokhoff появилась на волне этого «узнавания»?

К середине 1994 года, когда в России шли процессы перехода на рыночную систему и экономика была нестабильной, «Полёт» был вынужден продавать часы по любой цене и в любом количестве. Мы строили рынок в Германии по всем правилам: с законным ввозом продукции, правильными каналами сбыта, соответствующим образованием цены и сервисом. В это же время вокруг «Полёта» образовался серый рынок, на котором часы продавались в три раза дешевле. Ко мне обратилось много немецких магазинов с просьбой навести порядок. Я поговорил с заводом и понял, что таких возможностей у них просто нет. Нужно было кормить 6 тыс. человек, а такие огромные объемы продаж я обес­печить не мог. Тогда решил производить свои часы под брендом «Poljot-International», согласовав название с заводом и запатентовав его. Моя продукция отличалась от моделей «Полёта», таких часов на сером рынке не было.

Таким образом удалось не только восстановить, но и расширить рынок сбыта, заменив все часы «Полёт» на «Poljot-International». Благодаря этому опыту я создал в 2001 году люксовый бренд под своим именем Alexander Shorokhoff. Флер новизны русских часов тогда уже ушел, нужно было бороться за покупателя в нормальных рыночных условиях.

Дизайн многих моделей Alexander Shorokhoff вдохновлен российской культурой, но у вашего сайта нет русскоязычной версии.

На первом месте у нас европейский рынок сбыта, далее идут американский и азиатский рынки. Российский рынок пока еще не освоен. Рыночные условия, особенно таможенные, в России уступают европейским. Кроме того, в России на часовом рынке важен имидж марки. Для его создания нужны солидный партнер и сильная маркетинговая кампания, которая обеспечит узнаваемость бренда. Мы обязательно когда-нибудь сюда придем, поскольку видим перспективы.

Расскажите о ваших самых дорогих и самых дешевых часах. Их носят знаменитости?

Самые дорогие – Tourbillon Tomorrow из 18-каратного красного золота со швейцарским механизмом – стоят 45 тыс. евро, мы сделали их к 25-летию компании (основа бизнеса была заложена в 1992 году. – Ред); самые дешевые – часы с 24-часовым механизмом – 1100 евро. Наш основной ценовой диапазон – от 1500 до 3900 евро. Часы можно увидеть на руке американского актера Роберта Редфорда, их носят британский тенор Пол Потс, немецкая джазовая органистка Барбара Деннерляйн, российский боксер Костя Цзю.

Самые дорогие часы марки – Tourbillon Tomorrow



А были ли какие-то очень не­­обычные модели часов?


В 2011 году, когда запустилась наша линейка Avantgarde, я создал модель Miss Avantgarde. Она поразила тогда часовой рынок своим свежим дизайном, в ней было много эмалированных деталей. Об этой модели писала вся европейская часовая пресса. Лимитированная коллекция в 500 штук по цене 1500 евро была распродана мгновенно. Продолжением этой модели является Kandy Avantgarde, посвященная Василию Кандинскому. Технически более сложная, в квадратном черном корпусе, с золотыми вставками и гравированным автоматическим механизмом, она, как и Miss Avantgarde, удостоена премии German Design Award.

Как устроено ваше производство в Альценау? Есть ли среди сотрудников русские?

У нас работают 17 человек. На производственном участке – граверы и часовые мастера, их 6 человек. Подобрать хороших мастеров не просто, они очень востребованы на рынке. Совсем не важно, какой национальности тот или иной специалист. У нас в основном работают немцы, но есть и русскоговорящие сотрудники. Производство начинается с эскиза: на стадии рисунка мы решаем, какими будут корпус, стрелки, циферблат и ремешок, под все это подбирается механизм.

Как ваш бизнес пережил пандемию?

Наши основные продажи идут через ювелирные и часовые магазины. После закрытия весной и осенью 2020-го большинства из них мы ожидали падения продаж. Но быстро перестроились на прямые онлайн-продажи, что позволило нам сократить потери до минимума и даже заработать в прошлом году. Помогла и поддержка немецкого правительства.

Беседовала Анна Бражникова

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)