Трижды репрессированные

В конце апреля 1925 года, 90 лет назад, было начато сфабрикованное органами ОГПУ «Дело лицеистов» – по обвинению группы выпускников Александровского Царскосельского лицея в создании организации с целью свержения советской власти и восстановления монархического строя.

Братья Шильдер. 1916 год. 25-я артиллерийская бригада / Из личного архива

Екатерина Шильдер

В 1928 году в фонд Екатерины Пешковой, первой жены Максима Горького, занимавшейся помощью политическим заключенным, написала Анна Михайловна Шильдер: «Уважаемая Екатерина Павловна! После долгого колебания решаюсь Вас побеспокоить, обращаюсь к Вам с покорнейшей просьбой помочь мне советом или указанием, что мне предпринять для того, чтобы узнать о судьбе моего единственного сына Михаила Владимировича Шильдера. В 1925 г. по делу лицеистов я была приговорена к 5 годам Соловков. Муж мой скончался на Шпалерной до окончания дела. О судьбе сына я ничего не знаю четвертый год…».

Анна Шильдер – жена генерала от инфантерии Владимира Шильдера, директора Императорского Александровского Царскосельского лицея. Он был приговорен к расстрелу, но умер в тюрьме в 1925-м. Анне Михайловне расстрел был заменен лагерным сроком. Ее сына Михаила, статского советника, секретаря военного министра М.А. Беляева, как выяснится много позже, расстреляли в том же 1925-м.

Из шести членов семьи Шильдер, проходивших по «Делу лицеистов», четверо были приговорены к высшей мере наказания – расстрелу. Два приговора приведены в исполнение. У расстрелянных могил нет. Канавы – неизвестно где.

Дело «О контрреволюционной монархической организации» («Дело лицеистов») было заведено на группу выпускников Александровского лицея, обвинявшихся в создании организации, целью которой было – свергнуть советскую власть и восстановить монархию. «Доказательствами» служили традиционные встречи выпускников в Лицейский день (19 октября), существование кассы взаимопомощи, ежегодные (с 1921-го) панихиды по погибшим и умершим лицеистам в разных церквах города, на которых поминались и члены императорской семьи. По этому делу были арестованы свыше 150 человек, 26 из них расстреляны, 25 приговорены к различным срокам лагерей, 29 – ссылки.

Дело 1925 года продолжало начатое в 1921 году и тоже сфабрикованное дело «Петро­градской боевой организации» («Дело Таганцева»), по которому, в частности, проходил поэт Николай Гумилев. Это одно из первых в Советской России дел против представителей интеллигенции с массовыми расстрелами: 96 человек были расстреляны по приговору или убиты при задержании. Расстрелян был и профессор-географ Владимир Таганцев, чье имя носит дело.

По «Делу Таганцева» проходили трое членов семьи Шильдер – три брата, офицеры, участники Первой мировой, имевшие боевые награды. «Заявляю, что я не виновен перед советской властью, т.к. никогда в этих организациях не только не состоял, но и не знал об их существовании», – писал в своем заявлении в декабре 1921-го Александр Евгеньевич Шильдер, штабс-капитан, георгиевский кавалер, мой дед.

Тогда братьев Шильдер не расстреляли, их выслали за пределы Петроградской губернии. Александр Евгеньевич будет еще в 1925-м проходить по «Делу лицеистов» (директор лицея приходился ему дядей). Расстреляют его в период нового витка репрессий, в 1937-м. А его брат Карл Шильдер, тоже проходивший по делам 1921-го и 1925 годов, и в 1930-е будет снова арестован и проведет тридцать лет в лагерях.

По одному из дел, заведенному на него в 1937-м (потом последовали другие дела), Карл Шильдер даже годом позже был оправдан. Он обвинялся в причастности к немецкой разведке и проведении шпионской, диверсионной и повстанческой деятельности. Офицер – и это постоянно отражается в материалах дела, – штабс-капитан, воевал против немцев четыре года. Он уже прошел через два дела, провел на Соловках три года, и именно он может работать на немецкую разведку, только так и не иначе. В анкете Карла Шильдера записано, что он немец, до него все поколения его предков имели в женах и мужьях только немцев. Но ведь это не задача следствия – рассматривать родословную. Кроме того, он ведь российский немец, родственники которого прожили в России не одно столетие, и все были на военной службе. Среди членов семьи Шильдер в XIX веке были несколько генералов. Генерал-адъютант Карл Шильдер, к примеру, изобрел первую в мире цельнометаллическую лодку.

Как и во всех случаях дел против Шильдеров и тех, кто проходил по таким делам вместе с ними, все решения были приняты внесудебными органами. Никаких судов, никакой защиты, никаких апелляций. Ничего, только решение тройки. Все репрессированные члены семьи Шильдер были реабилитированы.

 

 

 

 

 

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *