Рошке да ножка

В курортном поселке Иноземцево, расположенном в городском округе Железноводска Ставропольского края, в ноябре начинается реставрация домика немецкого колониста Иоганна Рошке. Он знаменит тем, что здесь перед роковой дуэлью обедал поэт Михаил Лермонтов.

Так домик Рошке с верандой выглядел этим летом / domroshke.ru


В тот знойный летний день Михаил Лермонтов не думал ни о чем плохом. Купил пять билетов в местные ванны по 50 копеек, прогулялся в роще с кузиной, приехавшей к нему в гости в Железноводск, – здесь поэт обосновался в начале июля во время своей второй ссылки на Кавказ. Затем с другом и родственником Алексеем Столыпиным отобедал в Шотландке в ресторации-кофейне Рошке. Отсюда в хорошем настроении Лермонтов отправился с другими участниками дуэли к северо-западному склону горы Машук. «Приготовьте ящик шампанского за мой счет. Мы скоро вернемся из Пятигорска…», – сказал на прощанье Иоганну Рошке поэт.

«15- го июля, около 5 часов вечера, разразилась ужасная буря с громом и молнией; в это самое время между горами Машуком и Бештау скончался лечившийся в Пятигорске М.Ю. Лермонтов», – сообщала газета «Одесский вестник» № 63 за 1841 год.

Шотландка

Род Лермонтовых происходил из Шотландии и восходил к полумифическому барду-пророку Томасу Лермонту. Еще в начале XVII века один из его представителей попал в плен к русским и впоследствии поступил на царскую службу. Шотландцы, основавшие в 1802-м колонию, в которой Лермонтов провел последние часы перед смертью, оказались в России благодаря не своему оружию, а Слову Божьему: они были миссионерами Эдинбургского библейского общества.

В последующие годы к миссионерам, обосновавшимся у горного аула Каррас, присоединились переселенцы из Шотландии, а затем и колонисты из Поволжья, скорее всего, гернгутеры из Сарепты. «В 1825–1826 годах почти все шотландские миссионеры покинули колонию, так как дальнейшее существование Христианского миссионерского общества оказалось делом бесперспективным», – писала историк Татьяна Плохотнюк в своей монографии «Российские немцы на Северном Кавказе». А вот немцы остались, и унаследовали от шотландцев дарованные им привилегии – свободу в отправлении веры, 30-летний срок освобождения от всех податей и повинностей.


Когда немцы попали на Северный Кавказ?

После окончания русско-турецкой войны 1768–1774 годов в состав Российской империи на юге вошли земли до реки Кубань. Их заселяли в основном выходцами из внутренних губерний. Кроме того, правительство разрешило переселение сюда поволжских немцев.

Однако до начала XIX века самостоятельных колоний здесь не было. Первой стала шотландская колония Каррас, основанная представителями Эдинбургского миссионерского общества в 1802 году. Вскоре сюда переехали немцы. Со временем (скорее всего, в 1830-х) рядом возникли еще две немецкие колонии – Ново-Николаевская (Николаевская) и Константиновская. Век спустя они наиболее крупными немецкими поселениями среди полусотни других колоний, сел и хуторов Терского округа, в которых компактно проживали немцы. В 1941-м все немецкое население региона было депортировано, в основном в Казахскую ССР.

На этом рисунке Лермонтова вдали виден Каррас с его кирхой / РНБ


Колонист Рошке

Иоганн Рошке родился в 1786 году в саксонской колонии герн­гутеров. В юные годы выучился на повара. В 1810-м родное общество отправило молодого специалиста в свой «российский филиал» – в колонию Сарепта на Волге. Три года спустя Рошке поехал дальше искать счастье – на Кавказ. В Шотландке на тот момент уже жили 33 семьи сарептян. Рошке создал свою и обзавелся хозяйством. В 1820- х он открыл в Каррасе гостиницу, в которой стал готовить для постояльцев. Его заведение прославилось на весь курортный регион качеством блюд, фруктами, вкусным кофе и шоколадом и всё – за умеренную цену. Сюда модно было приезжать «еn рiquenique» – загородные пирушки в складчину. Об этих пикниках в немецкой колонии упоминает и Михаил Лермонтов в «Княжне Мери». В заведении Рошке свой 25-летний юбилей отметил Лев Толстой.


Потомки Рошке

После смерти Иоганна Рошке (после 1873 года) его славное заведение было закрыто: сыновья и зятья предпочитали гостиничному делу земледелие. В 1939 году в этом доме в гостях у потомков Рошке побывал фотограф Венедикт Чудинов, снимавший лермонтовские места. Он сделал три фотографии: «Дом Рошке в колонии Каррас со стороны двора», «Дом Рошке в колонии Каррас с улицы», «Сад дома Рошке». А в 1941 году немецкое население Карраса было депортировано в Казахскую ССР. В Электронной книге памяти российских немцев упомянуты шесть Рошке, все из Карраса. Один из них был кузнецом, другой – плотником, третий – кочегаром, четвертый – столяром, двое были рабочими. Родившиеся уже при советской власти Василий и Вильгельм Рошке были трудмобилизованы в Челяблаг. Сегодня потомки Рошке живут в Германии.


Домик Рошке

Дом Рошке в колонии Каррас с улицы. Фото В.Чудинова / ГМЗЛ


Домик, построенный в начале XIX века, пережил и депортацию своих хозяев, и немецкую оккупацию в 1942-м. После войны – это обыкновенный жилой дом, разделенный на три квартиры. В 1950-х сотрудники Пятигорского государственного музея «Домик Лермонтова», расспросив старожил, разыскали то место, где поэт провел последние часы своей жизни. Домик стоял на центральной улице поселка (он уже назывался Иноземцево), напротив бывшей кирхи. В 1973 году Совет министров РСФСР принял решение включить его в зону музея-заповедника Михаила Лермонтова, но только в 1981 году ему был придан статус памятника истории республиканского значения. Началась его реконструкция, в ходе которой опирались на фотографии Чудинова. На доме появилась мемориальная табличка, напоминающая, что отсюда великий русский поэт отправился на дуэль. На закате СССР в здании, в котором в 1985-м разместили детскую библиотеку, вновь были проведены реставрационные работы. В 2014 году дом был передан в частную собственность. Благодаря новому владельцу Александру Числову в старинной постройке был проведен ремонт. Там появилась небольшая экспозиция, рассказывающая об истории поселения Каррас и содержащая предметы мебели и быта XIX столетия. Однако состояние здоровья владельца не позволяло ему развивать музей.

Столешница в саду Рошке. Фото В.Чудинова. 1939 г.


Музей Карраса

Сейчас домиком Рошке заинтересовалась московская Региональная общественная организация «Время Лермонтова». В ноябре вместе с фондом «Внимание» она начинает реставрационные работы в доме. В ближайшие месяцы будут восстановлены утраченные участки отделки и конструктивных элементов, а также заменены некоторые материалы.

«В историческом здании мы планируем открыть музей колонии Каррас, – рассказывает президент «Времени Лермонтова» Мария Михеева-Никатина. – У нас много изобразительного материала из местных музеев. Хотим восстановить печь, сад, тем более там сохранилась ножка стола, за которым мог сидеть Лермонтов. Она, кстати, из того же материала, что использовали при строительстве кирхи по соседству, – из травертина. Его добывали на Машуке. Планируем выращивать прованские розы, которые упоминаются в воспоминаниях. Кроме того, хотим открыть кофейню рядом с домиком и гостиницу. Посетителям предложим интерактив, который перенесет взрослых и детей в лермонтовскую эпоху. У нас сейчас алмаз, который нужно беречь».

Если вы являетесь потомком жителя колонии Каррас и / или у вас есть вещи, документы, с нею связанные, напишите нам redaktion@martens.ru, мы передадим информацию и ваши контакты в организацию «Время Лермонтова».



Как коврик, на котором мог сидеть Лермонтов, попал на Алтай?


Иван Генрихович Беккер работал главврачом одной из больниц Рубцовска Алтайского края, когда начал собирать экспонаты для своего музея медицины. В его коллекцию попали и вещи, далекие от здравоохранения. Среди них – коврик, на котором, возможно, сидел сам Михаил Лермонтов.

Вот как Беккер рассказал «МНГ» об этом: «Жил под Рубцовском, в Зеленой Дубраве, прекрасный зоотехник, удивительный коллекционер Константин Гейн, из ростовских немцев. В начале 1990-х стал он собираться в Германию и позвал меня к себе. Пришел я, а он с порога: «Что ты топчешься на ковре? Знаешь, что это?» А это был старый потертый палас. Но хозяин уверял, что на нем сидел Лермонтов. Я сначала не поверил, но когда был в Железноводске в санатории, то увидел в тех краях похожие. Их опускали со стены на скамьи для посетителей. Гейн отдал мне ковер. Как он попал к нему? Константин был одним из потомков Рошке. В 1941-м его семья взяла ковер с собой в ссылку. Люди они были интеллигентные. Разве они не знали, что брали? К сожалению, когда я предлагал музею в Пятигорске этот экспонат, он был им не нужен. А сейчас… Мой музей переехал из Рубцовска в Барнаул. При переезде какие-то экспонаты из моей 40-тысячной коллекции потерялись. На 90% уверен, что ковер просто выкинули. Хотя еще есть надежда, что он не совсем утерян. Кстати, Гейн поведал мне, что Лермонтов перед тем, как отправиться на дуэль, сказал Рошке: «Мы скоро вернемся из Пятигорска…».


Ольга Силантьева

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)