Полнее некуда

Вышло в свет переработанное учебное пособие «История немцев России», первое издание которого успело стать классикой для тысяч российских немцев. Теперь оно доводит повествование вплоть до пандемии. «МНГ» поговорила о книге с одним из новых соавторов пособия историком Владимиром Хасиным из Саратова.

Авторами дополненного учебного пособия «История немцев России» являются Аркадий Герман, Игорь Плеве, Владимир Хасин и Антон Лучников из Саратова, Татьяна Иларионова из Москвы. 648-страничная книга включает диск, на котором записаны хрестоматия и методические материалы. Учебное пособие с диском будет отправлено в центры встреч и библиотеки до конца 2021 года.


Владимир Викторович, вы стали соавтором последних двух глав учебника. Есть ли в них концептуальные изменения?

Учебник по истории российских немцев, вышедший два десятилетия назад и выдержавший ряд переизданий, не устарел и сегодня. Конечно, в первые восемь глав были внесены небольшие изменения, но заметны они лишь острому взгляду профессионального историка, внимательно следящего за всеми научными новациями. Все коррективы коснулись новейшей эпохи, начиная с конца 1980-х годов. Наверное, пришло время объективно и по возможности спокойно отразить более чем тридцатилетний период, вместивший в себя череду событий, кардинально повлиявших на сегодняшнее положение и самоидентификацию российских немцев, индивидуальные траектории судьбы более миллиона человек. Непростой эмоциональный фон рубежа тысячелетий, время огромных надежд, ставших разочарованиями, искренней, но непримиримой борьбы деятелей национального движения влияли как на авторов, так и на будущих читателей учебного пособия 20 лет назад. Поэтому справедливо, что в первом издании многие важные, на наш взгляд, проблемы, были отражены схематично. Только сейчас, когда нас отделяет несколько десятилетий, появилась возможность спокойного, взвешенного анализа истории, где личные переживания уже не настолько сильно влияют на оценку событий.

Практически сразу мы столкнулись с рядом трудностей, в первую очередь с пониманием того, что новейшая история российских немцев – это нескончаемая череда «белых пятен», никак не отраженных в историографии. Как следствие, большую часть времени мы посвятили не учебно-методическому оформлению пособия, а сложной научной эвристике, по крупицам разыскивая информацию, в том числе и в личных архивах. Концептуальным для нас был отказ от «этноцентричной» модели повествования. Мы попытались интегрировать историю российских немцев в общую динамику исторического развития России, показать этапы немецкого национального движения в новейшее время как неотъемлемую часть развития современной России, через призму многогранной социокультурной и институциональной политики нашей страны трех последних десятилетий. Девятая глава в результате увеличилась на четверть, а десятая – почти в десять раз. Вполне вероятно, это выглядит нескромно и самонадеянно, но на сегодняшний день не существует более всестороннего и детального описания этнической истории какого-либо другого народа в России. Учтены практически все нюансы истории немцев России на протяжении всего прошлого страны: от раннего средневековья до сегодняшнего дня.

Владимир Хасин ведет лекции по истории немцев России / BiZ


Какой момент послевоенной истории российских немцев кажется вам наиболее интересным как исследователю?

Ключевым моментом послевоенной истории немцев стало осознание ими общности, чувства родства, народа, скрепленного драмой депортации. Сложнейшие процессы второй половины XX – начала XXI века требуют вдумчивого и внимательного изучения, учебник в этом смысле является не только дидактическим, но и отчасти методологическим материалом, задающим векторы дальнейшего исследования.

Вся история немцев последних десятилетий мало изучена и привлекательна, но наиболее насыщенным периодом, точкой бифуркации, представляется вторая половина 1980-х – начало 1990-х годов, хотя бы в контексте накала эмоций, плотности исторического времени, количества определяющих дальнейшую судьбу российских немцев событий на единицу времени. Драма восстановления немецкой республики в Поволжье и лавинообразная эмиграция, десятки проектов, невиданная законотворческая деятельность, немецкие районы и округа, как появившиеся, так и оставшиеся в мечтах лидеров движения и инициативах бюрократических структур, построенные в степи поселки, кризис непримиримых идей, поставивший под вопрос сохранение этноса немцев на территории нашей страны, – это далеко не полный список.

Очень подробно прописана совсем недавняя история, касающаяся современной самоорганизации российских немцев. Почему?

Самоорганизация российских немцев представляет собой новый этап развития жизни российских немцев. Он пришел на смену достаточно жесткой императивной, в чем-то «вождистской» системе управления, которая не всегда отвечала низовым запросам немецких общин.

Самоорганизация – это достаточно гибкая структура, позволяющая оперативно реагировать на потребности локальных объединений, что необходимо для полноценной этнокультурной деятельности. Нашей задачей было не только познакомить читателя с историей её становления, но и представить ему ее современное состояние, обозначить ее структуру, на примере самоорганизации немцев Урала и национально-культурной автономии немцев Марксовского района Саратовской области, продемонстрировать их текущую деятельность.

До какого периода доведена последняя глава?

Мы постарались придать последней главе зонтичную структуру, что, на наш взгляд, соответствует современному восприятию истории российских немцев. Она посвящена различным аспектам: политическим, культурным, демографическим, развитию российского немецкого этноса как в нашей стране, так и за ее пределами. Сложно выделить одну конечную точку, но в целом мы постарались довести повествование в разделах до декабря 2020 года.

В заключение вы даете рецепт счастливого будущего российских немцев. Оценивая развитие и самоорганизации, и России, как думаете, будет ли оно – это будущее?

Меньше всего хотелось бы выступать в роли пророка. В наше постмодернистское время, где тексты и виртуальные практики все в большей степени формируют ощущение реальности, многие привычные этнические стереотипы подвергаются серьезной корректировке. Осязаемые географические и физиологические параметры этничности постепенно уходят в прошлое. Невиданные цифровые и сетевые коммуникационные возможности переносят этничность в пространство интернета, где этнокультурные маркеры идентичности конструируют новую, внетерриториальную общность российских немцев, вне зависимости от стран и континентов.

Цифровые музеи, сетевые группы, библиотеки, видео и аудиоисточники всё в большей степени становятся новыми инструментами этнической самоидентификации. А непосредственные личностные контакты вполне могут обеспечить многочисленные локальные этнокультурные центры.

Беседовала Ольга Силантьева

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)