Пижамное совещание

16 апреля 1922 года в итальянском Рапалло был подписан договор между Россией и Веймарской республикой, означавший прекращение международной дипломатической изоляции Советской России.

Члены российской и немецкой делегаций в Рапалло / Bundesarchiv|Wikimedia


Североитальянская Генуя принимала высоких гостей. Сюда 10 апреля на встречу по экономическим и финансовым вопросам приехали представители трех десятков государств. Советскую Россию представлял нарком иностранных дел Георгий Чичерин. Проигравшую Первую мировую войну Германию – глава МИД Вальтер Ратенау.

14–15 апреля на полях Генуэзской конференции на вилле Альбертис прошли конфиденциальные переговоры советских представителей с главами государств Антанты. Немцы в них, конечно, не участвовали, и к вечеру 15-го, исходя из долетевших до них слухов, решили было, что русские нашли общий язык с бывшими союзниками – и теперь Германия останется в стороне. В мрачном настроении пошли спать.
В 2 ночи в отеле, где они разместились, раздался звонок. Лакей разбудил статс-секретаря Адольфа Георга фон Мальцана: «Вас джентльмен со странной фамилией». Мальцан спустился в халате в холл и проговорил с Чичериным 15 минут. Русский предложил немцам утром встретиться и обсудить возможность заключения соглашения между двумя странами. Мальцан планировал поехать в церковь – это было пасхальное воскресенье. Остальные немцы – на пикник. Но Чичерин пообещал дать Германии право наибольшего благоприятствования, и Мальцан согласился.

В 2.30 он был у Ратенау. Подняли на ноги немецкую делегацию. Началось совещание, которое вошло в историю как «совещание в пижамах». Утром немцы были у русских в Рапалло, в 33 км от Генуи.
Не сразу, но удалось договориться. Договор, подписанный вечером того же дня Чичериным и Ратенау, предусматривал восстановление дипломатических отношений между двумя странами, взаимный отказ от претензий на возмещение военных расходов. Германия признавала проведенную русскими национализацию собственности, до революции принадлежавшей ей или ее подданным. Стороны признали принцип наибольшего благоприятствования в качестве основы их правовых и экономических отношений, обязывались содействовать развитию их торгово-эко­номических связей.

Франция, Великобритания и США не ожидали такого хода от двух изгоев. Появился термин «комплекс Рапалло», под которым подразумевается недоверие стран Запада к Германии, если она разворачивается в сторону России. О Рапалло вспоминали во времена Герхарда Шрёдера, Вилли Брандта и даже Конрада Аденауэра в 1955-м.

Ольга Силантьева

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)