Новая жизнь в старых стенах: о drb в Питере

30-летие Русско-немецкого Центра встреч (drb) в Санкт-Петербурге в конце октября пришлось на тот момент, когда международные проекты в центре почти прекратились. Публичные мероприятия также стали редкостью. Но директор drb Арина Немкова не зарывает голову в песок. «МНГ» она рассказала, как сместились акценты в ее работе, что дает ей надежду и чем она гордится.

Друзья, партнеры и посетители Русско-немецкого Центра встреч собрались на его 30-летие (Фото: drb)

Больше, чем трамплин

Лишь небольшая часть посетителей нашего центра – коренные петербуржцы. Большинство из них приехали из Казахстана, Сибири, Поволжья, других регионов России или стран СНГ. И мне кажется, что, в отличие от тех, кто приехал 10–15 лет назад, они уже не рассматривают наш город как перевалочный пункт, как это часто бывало раньше. Ни для кого не секрет, что многие молодые люди из числа российских немцев начинали здесь учиться, а потом переезжали в Германию, иногда даже окончив вуз. Это изменилось. На мой взгляд, Санкт-Петербург сегодня больше не является трамплином для большинства людей: они хотят остаться.

Не только из-за диплома

Сегодня в drb люди уже не приходят в первую очередь из-за языка, что меня очень радует. Раньше мы предлагали множество бесплатных курсов немецкого языка. И сегодня вы всё еще можете изучать немецкий язык вместе с нами. Но большинство людей делают это не для того, чтобы получить сертификат, а потому, что язык объединяет, потому, что он важен для ощущения принадлежности к сообществу.

Глоток свежего воздуха благодаря молодежи

Глоток свежего воздуха

В наших помещениях в историческом районе города, недалеко от Невского проспекта, сегодня гораздо сильнее проявляется этнокультурный компонент нашей деятельности, чем пять лет назад, когда международная повестка дня была доминирующей. Мы наблюдаем приток новых людей, молодых семей с маленькими детьми. И это сообщество хорошо вписывается в наше время, когда так важно быть среди своих сверстников и обмениваться идеями по важным для тебя вопросам и проблемам. Семьи в основном смешанные.

И тем не менее люди по-прежнему встречаются в Русско-немецком Центре встреч. Это означает, что интересы и деятельность выходят далеко за рамки классической этнокультурной тематики. Для молодых немцев из России этническая идентичность, несомненно, играет важную роль, они прилагают большие усилия, чтобы узнать больше об истории своей семьи. И они хотят, чтобы их дети говорили на языке своих бабушек и дедушек. Но встречи не всегда посвящены судьбе немецкого меньшинства в России. Иногда на них говорят об окружающей среде, качестве жизни и вообще обо всем, что интересно сообществу. Людям хочется сделать что-то вместе или по-новому подойти к известным темам российских немцев.

Возможно, с моей стороны это немного принятие желаемого за действительное, но я верю, что за такими сообществами будущее. Свою работу я вижу в том, чтобы всячески поддерживать их и их планы, даже если эти планы и выглядят на первый взгляд нереальными. Я сейчас сконцентрировалась на этом.


Диаспора? Ни в коем случае

Петербург без немцев нельзя представить, так же как без Невы и Зимнего дворца. Практически с момента основания города в начале XVIII века они работали в самых разных областях, будь то экономика, образование, медицина, культура или военное дело. Если верить последним переписям населения, сегодня в Петербурге проживает несколько тысяч этнических немцев.

Однако насколько достоверна эта информация – вопрос. «Немцы, которые приходят в наш центр, обычно в таких случаях называют себя русскими», – говорит Арина Немкова. В любом случае важно, что немецкое меньшинство настолько укоренилось в городе, что никогда не считало себя диаспорой и никогда не воспринималось как диаспора. Но Немкова объясняет это так: «Армяне между собой говорят по-армянски, литовцы – по-литовски, а немцы – по-русски».


Особенная школа

Два года назад мы открыли частную Школу Мая. Она опирается на наследие школы, основанной петербургским просветителем Карлом Иоганном Маем в 1856 году и просуществовавшей до 1918 года. До ее основания в городе, если не ошибаюсь, действовало 11 немецких церковных школ. Но директора немецких семейных предприятий были недовольны тем, что, когда молодые люди приходили к ним после окончания школы, они были плохо подготовлены. Ну, это известная песня.

Май построил внецерковную школу, из которой впоследствии вышли многие известные личности, и выдвинул свою главную максиму, которую Ян Амос Коменский придумал задолго до него: «Сначала любить, потом учить». Это актуально и в XXI веке, и мы этим руководствуемся.

Когда мы открыли школу, у нас было 9 учеников, а через год их уже было 100. Что в ней особенного? Мы вообще не используем оценки. Они есть только на экзаменах, которые до сих пор пока нужно сдавать в государственной школе. Для того чтобы иметь возможность проводить их самостоятельно, нам не хватает еще собственного школьного здания. Но это только вопрос времени.

Прежде всего нас отличает забота, которой окружают детей тьюторы. Это молодые люди со специальным образованием, которые помогают ученикам школы развиваться в соответствии с их индивидуальными способностями и интересами, достигать своих собственных целей и принимать ошибки, потому что они являются частью жизни. Мы не сами придумали этот формат, есть примеры в истории. Но у нас у каждого ребенка есть свой наставник, свое доверенное лицо.

За последние два года я провела более 500 собеседований. Благодаря им появился преподавательский коллектив из 40 женщин и мужчин, большинству из которых от 30 до 35 лет, и они понимают, что это значит: сначала любить, потом учить. Они хотят и могут учить детей без красных ручек и оценок.

Немецкий язык является одним из школьных предметов. Почти все изучают немецкий как второй иностранный язык, а для некоторых он первый. Значительная часть учеников – дети из семей российских немцев. Около 30% учителей – российские немцы. Около 40% наших детей – правнуки тех, кто когда-то посещал еще дореволюционную Школу Мая.

Сегодня наши дети поехали на три дня в Новгородскую область, в село Залучье под Старой Руссой. Там они вместе с учениками других школ принимают участие в проекте под названием «Битва экспериментов», который придумал наш учитель физики. В том, что всё это проходит в селе, есть и социальная составляющая, ведь многие городские дети имеют лишь смутное представление о том, какова жизнь в деревне. Там они демонстрируют друг другу эксперименты, некоторые из которых разработали сами, из самых разных областей знаний. Отличный проект, который, я надеюсь, станет всероссийским.

Со временем Школа Мая станет головной структурой для разных направлений нашей деятельности. Наши этнокультурные клубы уже обрели там приют. Я счастлива и горда, что в 2021 году мы рискнули. Потому что это было на самом деле рискованно. В том году в Санкт-Петербурге открылось больше частных школ, чем когда-либо прежде. Сегодня в городе их около 80.

Записал Тино Кюнцель

Tolles Diktat 2024
 
Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)