Каждому – свое возмездие

В середине июля в Люнебурге завершился, вероятно, один из последних – в силу возраста обвиняемых – судебных процессов по расследованию преступлений национал-социализма. Торжество правосудия – во многом заслуга одного человека, юриста Томаса Вальтера.

KZ Auschwitz, Einfahrt

Глеб Казаков

«Без всякого сомнения я признаю свою моральную вину и прошу прощения. Относительно моей уголовно-правовой ответственности пусть решает суд», – эти слова произнес в люнебургском окружном суде 94-летний обвиняемый Оскар Грёнинг. С 1942-го по 1944 год он был служащим в концлагере Аушвиц (Освенцим), где отвечал в основном за инвентаризацию имущества заключенных и учет отнятых у них денег. В 1944-м только в течение двух месяцев в Аушвиц были доставлены более 400 тысяч венгерских евреев, большинство из которых сразу же уничтожили. В апреле текущего года Грёнинг был обвинен в пособничестве в убийстве около 300 тысяч человек, и 15 июля суд приговорил его к 4 годам тюремного заключения. Он также должен выплатить несколько сотен тысяч евро: оплатить все судебные издержки, включая услуги адвокатов, расходы на перелет истцов в Германию из США и Канады, а также услуги переводчика и аренду помещения для слушания дела.

Этот судебный процесс мог так и остаться несбыточной мечтой родственников погибших. Расследование о виновности Грёнинга, как и многих других мелких служащих лагеря Аушвиц-Биркенау, было начало еще в 1978 году, однако в 1985-м прокуратура Франкфурта вынесла решение приостановить дела за отсутствием достаточных улик. В судебной практике того времени для доказательства вины было необходимо непосредственное участие обвиняемого в насильственных действиях, сам же факт службы в концлагере не являлся достаточной уликой.

Все изменилось, когда в 2011 году бывший охранник концлагеря Собибор Иван Демьянюк был приговорен судом Мюнхена к 5 годам заключения. Пересмотр судебной практики вряд ли бы стал возможен без усилий одного единственного человека – Томаса Вальтера, возглавлявшего с 2006-го по 2008 год Центральное ведомство земельных управлений юстиции по раскрытию преступлений национал-социализма в Людвигсбурге. К моменту своего назначения 63-летний Вальтер уже имел за плечами опыт работы адвокатом, прокурором и судьей. В ведомстве, которое он возглавил, царила атмосфера скепсиса и уныния: его коллеги считали, что время, когда нацистских преступников можно было привлечь к ответственности, безвозвратно ушло. Вскоре Томас Вальтер столкнулся со странным казусом: несмотря на то, что понятие «пособничество в убийстве» в немецком Уголовном кодексе существовало (например, в случае с обвинениями в терроризме), множество дел о пособничестве в преступлениях национал-социализма лежали замороженными с 1985 года! За два года пребывания Томаса Вальтера в Людвигс­бурге была проделана большая работа по поиску документов и имен еще живущих работников конц­лагерей, и несколько процессов были начаты заново.

На люнебургском процессе против Оскара Грёнинга Томас Вальтер выступил в качестве одного из адвокатов потерпевших – он представлял интересы трех десятков человек, преимущественно венгерских евреев. Некоторые из них сами прошли через ужасы Аушвица, потеряв всех своих близких. Сегодня этим людям под 90, в 1944-м же это были 16–18-летние юноши и девушки. Всех, кто младше 16-ти, в Аушвице уничтожали как непригодных для тяжелых работ. «Мне было очень важно увидеться со своими подзащитными, побеседовать с ними, дать им понять, что они не забыты, что правосудие на их стороне, – рассказал Томас Вальтер радио SRW2. – Для некоторых из них данный процесс – повод впервые поговорить о своей прежней жизни, рассказать о пережитом своим детям и внукам».

Томас Вальтер объясняет, что упрямство в ведении дела, желание докопаться до истины – все эти качества достались ему от отца, никогда не питавшего иллюзий по поводу национал-социализма. В 1938 году отец Томаса спрятал у себя дома двух знакомых евреев и позже способствовал их эмиграции. «У нашей семьи в Эрфурте всегда было много друзей как среди лютеран и католиков, так и среди евреев, – вспоминает адвокат. – Я тогда был ребенком и только мог заметить, что евреи в какой-то момент стали пропадать». Именно отец рассказал юному Томасу о преступлениях национал-социализма. В школе эту тему старались обходить молчанием.

Сегодня седовласому адвокату 72 года, он живет в городке Кемптен в красивейшем приальпийском регионе Германии Альгой. Уже семь лет он официально на пенсии, но до сих пор спокойному наслаждению альпийскими видами предпочитает долгие перелеты в Америку на встречи со своими подзащитными и заседания люнебургского окружного суда. Решение по делу Оскара Грёнинга сам адвокат охарактеризовал как «процесс исторического значения» и «самоочищение немецкой юстиции».

Расследование, начатое много лет назад, наконец завершено. А значит, идея Томаса Вальтера о том, что пособничество в убийстве, каким бы оно ни было, не имеет срока давности, нашла свое признание.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *