Язык выживания

Фильм «Уроки фарси» спустя два года после премьеры на Берлинале добрался до российского зрителя. Нетипичная картина об ужасах концлагерей, которая дарит надежду.

Главные роли в «Уроках Фарси» сыграли Науэль Перес Бискаярт и Ларс Айдингер / Кинопоиск


«Уроки фарси» снял американский режиссер украинского происхождения Вадим Перельман на деньги российских продюсеров и инвесторов. Сценарий был написан на английском языке, а сыгран на немецком и французском, съемки проходили в Белоруссии. Главные роли получили немец Ларс Айдингер и аргентинец Науэль Перес Бискаярт, для которого ни французский, ни немецкий не являются родными. Такие слегка запутанные межнациональные связи сделали фильм очень европейским, лингвистическим чудом, тем более что речь в «Уроках фарси» идет о выдуманном языке.

В юношеские годы сценарист Илья Цофер прочитал в одном советском журнале заметку о еврее, притворившемся в конц­лагере персом, что спасло ему жизнь. Идею превратить эту историю в фильм Цофер вынашивал долгие годы, пока не познакомился с Тимуром Бекмамбетовым. Первоначально именно он собирался снимать фильм, но затем стал его продюсером, а в кресло режиссера сел Вадим Перельман. Как оказалось, заметка из журнала была переводом рассказа Вольфганга Кольхаазе «Изобретение языка», он и лег в основу картины.



По сюжету бельгийский еврей Жиль (Науэль Перес Бискаярт), пойманный эссесовцами по дороге в Швейцарию, чтобы избежать расстрела, выдает себя за перса. «Доказательством» происхождения служит старинная книга на фарси, оказавшаяся у Жиля по воле случая. Концлагерный повар Клаус Кох (Ларс Айдингер) давно ищет перса, который мог бы его обучить языку. Заветная мечта Коха – открыть после войны немецкий ресторан в Тегеране. Конечно, Жиль, не знает персидского, он изобретает язык, на котором по иронии судьбы говорят всего два человека в мире – нацист и узник концлагеря. Специально для фильма приглашенный лингвист придумал 600 слов.

Сказочная фабула – лишь повод поговорить о том, на что способен человек, чтобы выжить, и как может (на короткое время) изменить его мечта. Дуэт Айдингера и Бискаярта – потряса­ющий. Аргентинец специально для фильма выучил немецкий, до этого он проделал тот же «трюк» для французской картины «120 ударов в минуту», за который получил «Сезара» как лучший молодой актер. Ларс Айдингер в одном из интервью вспоминал, как, сидя в белорусском отеле, он обменивался с Науэлем голосовыми сообщениями, чтобы тот мог поправить свое произношение.

В другом разговоре немецкий актер признался, что обычно не берется за роли нацистов, но, прочитав сценарий «Уроков фарси», согласился, потому что «это лучшая метафора для происходящего тогда ужаса». Клаус Кох в его исполнении не получился каноническим нацистом, в определенный момент даже начинаешь ему симпатизировать, поскольку между Кохом и Жилем появляется некое подобие дружбы.
«Я нашел Коха внутри себя, я понимал логику его решений», – говорит Айдингер.

За десятилетия, прошедшие со времен Холокоста, в кинематографе сформировалась определенная традиция, как его снимать: на экране обязательно должны появиться горы тел, узники ужасно страдать, а нацисты зверски издеваться. При этом ни один режиссерский прием не может передать кошмарную реальность тех событий. «Уроки фарси» в этом смысле выбиваются из канона – здесь не приходится закрывать глаза, сцен жестокости мало, зато необыкновенно увлекательно наблюдать за развитием отношений Жиля и Коха и системой, которая дегуманизировала человека. Кох становится собой, лишь когда говорит на выдуманном фарси. Для Жиля этот язык – память о тысячах евреев, чей конец жизни он наблюдает.

Любава Винокурова

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)