Из-под земли достал

То, что на этой территории когда-то жили немцы, в Калининградской области напоминает многое. А вот как именно они жили, узнать сложнее. Немало об этом рассказывает частная коллекция Сергея Чечулинского, который десятилетиями выкапывал из земли предметы быта немцев – зарытые, забытые, заброшенные во время войны.

Сергей Чечулинский в своем доме / Martin Kunst

Юлия Ларина

Сергей Чечулинский даже вошел в энциклопедию. Вот строчки из издания «Малые города Калининградской области: энциклопедический справочник» (2011): «В Добровольске существует уникальный частный музей Сергея Чечулинского, в котором собрано несколько тысяч предметов довоенного быта: житель поселка, работавший экскаваторщиком, формировал эту коллекцию с 1952 г. Музей располагается прямо в частном доме владельца и пользуется большой популярностью у гостей Добровольска».

Нынешним летом таким гостем был бывший житель Восточной Пруссии Мартин Кунст. Вместе со своей русской женой Ириной он из нижнесаксонского Гандеркезее отправился на автомобиле в Калининградскую область и проехал ее насквозь. В Добровольск не мог не заехать – это прежний центр округа, в котором он жил до войны.

Поселок Добровольск Краснознаменского района входит в число «утраченных городов». Городом он был до окончания Второй мировой войны. Несколько веков до 1938 года носил литовское название Пилькаллен, а после того как при Гитлере множество населенных пунктов в Восточной Пруссии были переименованы, – первоначальное, немецкое Шлоссберг (оба означают «Замковая гора»).

Сильно разрушенный во время Второй мировой войны, Шлоссберг утратил и статус города, и – в очередной раз – свое название.

Мартин Кунст родился в 1938  году в деревне Кермушинен, относившейся к церковному приходу города Ширвиндта. В отличие от Добровольска, который хоть и стал поселком, но существует, ни родной деревни Кунста, ни города Ширвиндта, в церкви которого были крещены его предки, больше нет.

На заросшую травой территорию Ширвиндта бывшие жители Восточной Пруссии ездят смотреть со стороны соседней Литвы, с другого берега реки: это погранзона, и для ее посещения в Литве им как жителям Евросоюза специального разрешения не требуется, а как иностранцам в России требуется. С российской стороны Мартин Кунст доезжает обычно до Добровольска, что в двух десятках километров по прямой от бывшего Ширвиндта.

Дом Сергея Чечулинского стоит на некогда Ширвиндтовской улице (теперь Светлой). Многие дома в этих местах построили после войны на месте разрушенных немецких.

Чечулинскому было интересно, как люди жили здесь раньше. С помощью экскаватора и – в свободное время – лопаты он выкапывал из прежней немецкой земли не только то, что оставила война, – шлемы, фляжки, штыковые лопаты, но и предметы долгой мирной жизни – кастрюли, сковородки, мясорубки, ключи, бутылки… Насобирал он их столько, что коллекция уже давно не помещается внутри дома и частично размещена перед ним.

«Меня очень впечатлило, во-первых, сколько всего он нашел, – рассказал «МНГ» Мартин Кунст, – а во-вторых, как аккуратно он все отчистил, расставил и разложил. Можно себе представить, сколько раз он должен был наклониться, чтобы подобрать какой-то предмет, очистить его от грязи. А потом надо еще было понять, что же это такое. Он рассказывал нам, как радовался, когда что-то находил».

Многие экспонаты музея напомнили Мартину Кунсту его детство. Например, кузнецкие инструменты – отец Мартина, как и отец Чечулинского, был кузнецом. Или, допустим, утюги. «До моей родной деревни электричество не дошло, и утюги нагревались с помощью углей, – вспоминает он. – Мне, конечно, было интересно смотреть, как в утюг закладывали горящие угли. Когда жар спадал, нужно было махать утюгом, чтобы угли снова разгорелись. Моя жена Ирина говорит, что такая «техника» была и в России».

Мартин Кунст сделал в музее много снимков. И, в частности, сфотографировал табличку для двери с именем Bernecker. Поскольку он в Германии документирует информацию, касающуюся бывшего округа Шлоссберг и его жителей, и обладает большим архивом, то, вернувшись домой, без труда выяснил, что в городе жили две семьи с такой фамилией. Одному господину Бернекеру, 86-ти лет, он уже переслал фото, собирается найти и второго. Кто-то из них, может, признает табличку.

Другие сделанные им в Добровольске снимки Мартин Кунст разослал своим знакомым, бывшим жителям Восточной Пруссии. И получил множество писем в ответ. В одном из них было написано: «В 2010 году мы посетили музей Сергея Чечулинского. И он исполнил для нас на губной гармошке немецкие народные песни. Интересный человек с таким же интересным музеем». А в другом письме были такие строчки: «Сергею Чечулинскому можно быть только благодарным – он немного оживляет бывший город Шлоссберг».

Детали

Годы города

Добровольск (Пилькаллен, Шлоссберг) как поселение под названием Schloßbergk упоминается впервые в 1516 году. Права города получил в 1724 году. К концу XVIII века здесь насчитывалось чуть больше 1000 жителей. Но с 1818-го он стал центром округа, население росло, и к Первой мировой достигло почти 4500.

Русские войска несколько раз завоевывали город. Он был полностью разрушен уже в 1914-м, но год спустя началось его восстановление. Перед Второй мировой войной тут жило почти 6000 человек. В городе работали молокозавод, кирпичный завод, фабрики по ремонту сельхозтехники, мельница.

С 1947 года – это поселок Добровольск Краснознаменского района. Сейчас в нем живет меньше 2000 человек.

 

 

 

 

 

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *