Иноземная операция

Ситуация с бездомными животными в России требует вмешательства, в том числе извне. Поэтому группа ветеринаров из Германии в начале августа стерилизовала и кастрировала бездомных собак и кошек в Казани и Набережных Челнах.

Одна из немецких ветеринаров Нина Хёльшер в Татарстане / Эльвира Самигуллина

Юлия Ларина

Немецкие ветеринары Нина Хёльшер, Ингрид Штегеманн и Катрин Радик оставили на десять дней свою работу в частных ветклиниках Германии, чтобы поехать в Россию и бесплатно прооперировать российских животных. Одной из ветврачей пришлось даже на время закрыть свою клинику. Занимаются благотворительностью они не первый раз – кто-то уже стерилизовал бездомных животных в Греции, кто-то в Египте. В Германии они этого делать не могут – там бездомных нет. В России же за десять дней они прооперировали около двух сотен собак и кошек в двух городах Татарстана. Организовали эту акцию немецкие фонды «Русские животные в беде» (Russische Tiere in Not e.V., www.russische-tiere-in-not.de) и «Помощь русским собакам» (Hundehilfe Russland e.V., www.hundehilfe-russland.de). Последний также оплатил приезд немецких ветеринаров. Кроме того, в Германии на проведение акции собирали пожертвования, а в России помог, причем анонимно, один бизнесмен родом из Казани, живущий в Москве.

Всем миром

Координатором акции в Набережных Челнах стала российская немка, живущая в Лейпциге, Дарья Деобальд.

Дарья родилась в Челнах. В Германию уехала с родителями в 2000 году. Окончила университет Лейпцига и работает в Центре исследования окружающей среды. А в свободное время помогает животным. У нее самой дома две кошки, у родителей – вывезенная ею недавно из Челнов собачка с перебитым нервом на передней лапке.

Дарья – администратор челнинского фонда «В помощь бездомным животным». Подготовка к нынешней акции у нее и других добровольцев заняла несколько месяцев.

– Надо было договориться с ветеринарными клиниками, закупить медикаменты, – рассказывает Дарья. – Медикаменты заказывали в Москве – в Челнах в таком большом количестве купить трудно. Были составлены списки животных и списки волонтеров, согласных взять собак и кошек на передержку (до и после операции), привезти и отвезти их на машинах. Все было расписано: волонтер такой-то привозит такую-то собачку в такое-то время в такую-то клинику. Челнинские добровольцы собирали животных в разных частях города – на заводах, на стройках. Через какое-то время после стерилизации их отвозили на прежнее место.

В Челнах в акции приняли участие частные клиники «Айболит» и «Неболейка» и одна из клиник Государственного ветеринарного объединения Челнов (в Казани государственные отказались). А вот диалога с властями не получилось. По словам Дарьи, и немецкий, и российский фонды отправляли местным властям приглашение на брифинг, который организаторы акции устраивали в Челнах, но никто из чиновников не пришел.

На ПМЖ в ФРГ

Немецкие организации «Русские животные в беде» и «Помощь русским собакам» делают еще одно важное дело: ищут добрых людей в Германии.

– Наша организация «Русские животные в беде» в год привозит из России в Германию около 150 кошек и собак, – рассказывает Дарья Деобальд. – В том числе и из Челнов. Например, я нашла в Потсдаме очень хорошую хозяйку для кошечки Роны. Рона не могла ходить, поскольку, когда она была котенком, ей сломали позвоночник. Сейчас она проходит курс физиотерапии, и прогноз хороший: она должна начать ходить в течение года. В этот раз я забираю с собой двух кошек из Челнов на постоянное место жительства во Франкфурт. С хозяевами мы знакомимся заранее, смотрим, есть ли у них уже животные, ухоженные ли они и как себя ведут. Расспрашиваем хозяев, почему они хотят взять животное из России. Мы ведь пристраиваем в основном или инвалидов, или с отклонениями в поведении.

Зоозащитники знают, что в России найти дом животному-инвалиду практически невозможно, а в Германии калек берут. На сайте фонда «Русские животные в беде» объясняется, почему: «В России люди хотят в большинстве случаев иметь красивых, ухоженных и породистых животных, что является признаком определенного статуса. В Германии же те, кто берет животное, делают это не из-за статуса. Они хотят иметь друга, который в то же время и член семьи. Даже если он инвалид, трехногий или одноглазый, он выжил и ему нужен дом, где бы его любили».

Кроме того, в ФРГ лучше и медицина, и ветеринария, там ставят на ноги даже порой безнадежных. С новым хозяином фонд подписывает контракт. После передачи животного сотрудники фонда навещают его, чтобы убедиться, что ему хорошо в новой семье, а семье хорошо с ним.

Один из первых вопросов, который хозяин, заведя животное, задает ветврачу в Германии: «Когда я смогу его кастрировать?» Там домашние животные, во-первых, зарегистрированы и чипированы, а во-вторых, не плодятся в таком количестве, как в России. Их отдают стерилизовать или кастрировать как можно раньше.

Цель немецких фондов и немецких ветеринаров, которые организовали акцию по стерилизации, – популяризировать этот гуманный (в отличие от отлова и отстрела) метод сокращения численности безнадзорных животных. Потому что, хоть немцы и считают русских собак умными, красивыми, поддающимися социализации и приспосабливающимися, вывезти всех наших бездомных в Германию не удастся.

 

 

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *