Гессе «переезжает»

В Москве по просьбе жителей сохранят гигантское изображение Германа Гессе. Портрет немецкого писателя выдолблен на фасаде дома на Саввинской набережной. Дом вот-вот снесут, а на его месте построят новый жилой комплекс. Застройщику придется использовать сложную технологию, чтобы законсервировать, а затем перенести изображение в другое место.

На старом месте Гессе уже не увидишь / АГН «Москва»


Строгий взгляд Гессе преследовал москвичей, прогуливающихся по Саввинской набережной почти 10 лет. Изображение на доме №27 создал португальский художник Алешандре Фарту (Alexandre Farto) еще в 2008 году. Но из-за бюрократических проволочек, связанных с разрешением на появление портрета, Гессе был закрыт строительной сеткой целых пять лет. Его «обнародовали» только в 2013 году во время городского граффити-фестиваля «Лучший город Земли». А теперь дом, с которого смотрит немецкий писатель, снесут. Разговоры об этом шли еще с 2018-го, но в марте этого года перешли к действиям.

Барельеф, а не граффити

Почему Фарту, более известный под псевдонимом Vhils, решил именно в Москве изобразить Гессе остается загадкой. Жители столицы не очень представляют, как выглядит автор «Степного волка» и «Игры в бисер» (что, наверное, нормально, портрет Гессе обычно не висит на стенах школьного кабинета литературы, да и в общеобразовательной программе его текстов нет), некоторые прохожие считают, что на фасаде изображен Стив Джобс. Правда, охранники на строительной площадке (к дому уже невозможно подойти, огорожен высоким металлическим забором) знают, что мужик на фасаде – великий Гессе. «Да, вот он под сеткой, закрыли его», – объяснили они, когда я в тщетной попытке найти и сфотографировать писателя, вертела головой из стороны в сторону. То, что Гессе, хорошо известный своими пацифистскими взглядами, «уходит» с привычного места именно сейчас, почему-то кажется символичным.

На многих интернет-ресурсах, посвященных уличному искусству, портрет Гессе значится как граффити. На самом деле это не так. Фарту (или Vhils) прославился особой барельефной техникой. Он не рисует баллончиком с краской, а выдалбливает изображение, «вгрызается» в штукатурку, затем заливает получившиеся контуры «естественной», светлой краской и кажется, будто изображения были там всегда. Так даже практичнее, барельефам не страшны ни перепады температур, ни осадки, «убить» их может только снос здания.

Фарту за эту способность обнажать то, что скрыто под тоннами строительных материалов, называют археологом. Портрет Гессе – одна из его ранних работ. Сегодня муралы Vhils можно увидеть в 30 странах, практически на всех континентах. В статусе «мировой звезды» художник вернулся в Москву в 2018 году, чтобы создать портрет Владимира Маяковского на фасаде пространства «Хлебозавод». Но Гессе получился все же лучше.

Стена без дома

Двухэтажный дом №27 на Саввинской набережной не является памятником архитектуры или выявленным объектом культурного наследия, хотя отсюда рукой подать до Новодевичьего монастыря. Здание построили в 1907 году как общежитие для работников фабрики «Московский шелк». Последних жителей расселили не так давно – в 2018 году, до начала чемпионата мира по футболу. По утверждению районных властей, износ здания составляет около 70%. Местные жители активно протестовали против сноса, но отстоять дом не смогли. Единственное, что удалось спасти – портрет Гессе.

«Искусство, литература – то, что должно сохраняться по умолчанию, а в данном случае речь еще идет о памяти места. Благодаря диалогу, налаженному между Москомархитектурой и застройщиком, в проекте на Саввинской набережной сохраняется мурал с изображением писателя Германа Гессе, – сообщил в начале марта главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. – Для этого была разработана уникальная технология по сохранению и переносу на новое место фрагмента стены».

Перемещение изображения – трудоемкий процесс, который займет несколько месяцев. Архитектурный совет города Москвы пояснил, что на первом этапе инженеры разработают чертежи металлической фермы – специальной конструкции, которая обеспечит целостность стены для последующего ее переноса. Ферму соберут прямо на стройплощадке. Реставраторы слегка обновят и укрепят художественный слой мурала, а затем фасад на домкратах установят на рельсы и передвинут на новое место, (пока не сообщается куда именно). Фрагмент стены поместят в светопрозрачный короб, в темное время он будет подсвечиваться.
Для Москвы это первый опыт сохранения уличного изображения. Увидим, насколько он будет удачным.

Любава Винокурова

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)