«Центр маленькой вселенной»

В топ-30 поисковых запросов по версии «Яндекса», благодаря которым читатели попадают на сайт «МНГ», есть несколько связанных с Гнаденталем – немецкой колонией на Волге, где разворачивается действие романа Гузель Яхиной «Дети мои», вышедшего ровно два года назад и ставшего бестселлером. Существовала ли такая колония на самом деле?

На этом фото левобережного села Зоркино (бывшая колония Цюрих) можно увидеть и Волгу, и часть поймы / Фонд Зоркино-Цюрих

Колония Гнаденталь, в переводе с немецкого «благодатная долина», располагалась на левой, луговой стороне Волги – там, где в 1760-е немцы основали более 100 поселений. Жили в ней лютеране. Были в Гнадентале своя школа (впрочем, как и в других колониях) и кирха (а вот она была не везде). Поселение на берегу было довольно большим. «Волга была в этих краях столь широка, что даже добротные гнадентальские дома казались с правого берега всего лишь россыпью цветных пуговиц, среди которых булавкой торчала колокольня», – говорится в романе. Для местных жителей такой «центр маленькой, окруженной заволжскими степями вселенной». Недалеко располагался Екатериненштадт (сегодня Маркс).

Однако более точного указания на местоположение Гнаденталя в романе не найти. Населенный пункт предстает живым, но абстрактным. Читатель видит дореволюционную колонию «пестрой, шумной, полной веселых и ярко одетых людей, колокольного гула, женского пения, криков детей, мычания скота и гогота домашней птицы, плеска весел на Волге, мелькания парусов и блеска волн, запаха свежих вафель и арбузного меда». Но это описание подошло бы к большинству немецких колоний в Поволжье. Так был ли у Гнаденталя прообраз?

«Нет, такой колонии не было в России, – ответила Гузель Яхина на вопрос «МНГ». – Я специально использовала это наименование – „благодатная долина“, – чтобы подчеркнуть контраст между прежней жизнью и новой. Описывала колонию по фотографиям других колоний (нашла в Интернете), а также по фильму „Мартин Вагнер“, который снимался в Мариентале».

Строго говоря, в дореволюционной России было несколько Гнаденталей – это типичное название для немецкой колонии. В энциклопедическом словаре «Немцы России. Населенные пункты и места поселения» (2006) перечислены Гнадентали в Бессарабской, в Волынской, Екатеринославской, Таврической губерниях, в Семипалатинской области и одно меннонитское село с таким названием в Томской губернии. И действительно, на сегодняшний день все эти населенные пункты, кроме последнего, не находятся в Российской Федерации. Гнаденталь в Сибири был основан накануне Первой мировой войны. Были еще всевозможные Гнаденбурги, Гнаденгеймы, Гнадендорфы, Гнаденфельды и Гнадентау, одним словом, благодатные места в разных уголках Российской империи, где селились немцы.

После революции колонию благодатной можно называть разве что с иронией – Гнаденталь, как и остальные поволжские поселения, сильно подкосили голод, продразверстка и прочие раннесоветские инициативы: «Печать разрухи и многолетней печали легла на фасады домов, улицы и лица. Стройная геометрия, некогда царившая здесь, утратила чистоту линий: прямизна улиц нарушена развалинами, крыши скривились, створки окон, дверей и ворот покосились уродливо. Дома покрылись морщинами трещин, лица – трещинами морщин. Покинутые дворы зияли, как язвы на теле. Почерневшие мусорные кучи – как лиловые опухоли. Заброшенные вишневые сады – старческие лохмы. Опустелые поля – лысины». Стоит посмотреть на YouTube 45-минутный фильм «Мартин Вагнер» (1928), действие которого происходит в католическом Мариентале (ныне село Советское Саратовской области), и сумрачный лютеранский Гнаденталь тоже наполнится голосами людей.

Позже в советском Гнадентале появляются изба-читальня, клуб, детский сад, гостиница, общежитие для иностранцев, санчасть, колхозное управление, машинно-тракторная станция, фермы и агросклад, конюшни и свинарни. О его дальнейшей судьбе мы узнаем из эпилога: «11 сентября 1941 года в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР „О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья“ население колонии Гнаденталь в  полном составе было выслано в Казахскую ССР. Гнаденталь был отдан под заселение беженцам из прифронтовых зон и переименован в Геннадьево».

Интересно, где именно будет располагаться Гнаденталь в фильме по роману «Дети мои», если он будет снят? Планы такие есть. Дело в том, что на всем протяжении Волги в пределах бывшей Республики немцев Поволжья нет ни одного населенного пункта, который бы стоял на левом берегу прямо у воды. Там была пойма, которая каждую весну во время наводнений заливалась водой. Там нельзя было жить, но это была плодороднейшая земля. Все левобережные села располагались на возвышенном пойменном левом берегу Волги, куда вода не поднималась. Поэтому от самой реки до них были километры пути. Ближе всего к Волге располагались северные левобережные колонии. Но и в этом случае до воды надо было идти час-два, а то и больше. Впрочем, в таком романе, где переплетены реальное и сказочное, и время наверняка ощущается по-другому.

Ольга Силантьева

Премия

Немецкий форум восточноевропейской культуры в апреле присудил писательнице Гузель Яхиной и переводчику Гельмуту Эттингеру престижную книжную премию имени Георга Дехио за роман «Дети мои» (в немецком переводе – «Wolgakinder»). Ее удостаиваются авторы, которые в своих произведениях правдиво и точно повествуют о традициях и взаимосвязях немецкой культуры и истории в Восточной Европе.

Наград две – главная и поощрительная. Первую получит немецкая писательница Улла Лахауэр, вторую разделят Гузель Яхина и Гельмут Эттингер. Церемония награждения состоится 1 октября 2020 года в Берлине.


[/efstabs]

Премия

 

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)