«Иногда без него не обойтись»

Германия – все еще один из важнейших торговых партнеров России. А какое место занимает немецкий язык? Генеральный директор компании «Мессе Франкфурт РУС» Ойген Аллес делится своим опытом работы на российском рынке.

Для «Мессе Франкфурт РУС» знание языка – преимущество / facebook/messefrankfurtrus

Господин Аллес, какое немецкое предприятие вы представляете в России?

«Мессе Франкфурт РУС» – дочернее предприятие Франкфуртской ярмарки, крупнейшего немецкого предприятия в этой сфере и третий по величине в мире. Мы проводим выставки и ярмарки не только в Москве, но и в Санкт-Петербурге и Казани. Всего у нас 15 ярмарок и 90 сотрудников, в основном россиян.

Соответственно, вы по роду деятельности много общаетесь с русскими. Насколько хорошо они знают немецкий?

У нас несколько сотрудников, говорящих по-немецки и, конечно, это дает им некоторое преимущество. Например, один мой коллега изучал германистику в МГИМО. У нас он занимается слияниями и поглощениями. Он еще молод и, действительно, великолепно говорит на немецком. Он просто увлечен им. Я знаю, что в России есть школы с преподаванием немецкого как первого иностранного. Но не уверен, что в них даются хорошие знания языка. У нас несколько сотрудников из таких школ, но немецкий у них не очень хороший.

Вы знаете о предложениях улучшить знания немецкого языка вне школы?

Думаю, Гёте-институт хорошо делает свою работу. По крайней мере, я так слышал. У нас тоже есть сотрудники, которые ходили на курсы Гёте-института, получили сертификат. Одна моя коллега смогла благодаря этому получить высшее образование. Правда, обучение было на английском, но немецкий был тоже важен. Она потом работала у нас в центральном офисе и почти все делала на немецком языке. Она не смогла бы работать во Франкфурте, если бы не знала немецкого языка. Для ее карьерного роста его знание было тогда просто необходимо.

В целом на российском рынке есть спрос на немецкий язык?

Есть области науки и производства, например, инженерное дело, в которых немецкий очень важен. Исторически так сложилось, что перед Второй мировой войной немецкий был ведущим языком в философии, медицине, инженерном методе, а также в кораблестроении. Я знаю, что многие термины, которые на кораблях используют русские, заимствованы из немецкого. И сегодня в отдельных областях, в которых Германия лидирует, немецкий может быть очень полезен. В области организации выставок Германия тоже занимает, собственно, одну из ведущих позиций. Вопрос в том, играет ли немецкий здесь особую роль. Мне кажется, что тут английский стал уже просто обязательным языком. На область индустрии, связанную с организацией выставок и мероприятий, оказывают влияние прежде всего, конечно, США.

То есть немецкий второстепенный язык?

Ну, в нашей области это особенно заметно. Мы себя и в Европе так позиционируем. Например, в ходе «брексита» видно: страна, где английский родной, выходит из состава ЕС, но английский все равно остается универсальным языком. Раньше от новых коллег в штаб-квартире требовали знание немецкого. Теперь нет, потому что мы ищем сотрудников по всему миру, работаем со всем миром, и знание английского достаточно. Тем не менее, в нашей штаб-квартире немецкий – основной язык общения. Когда коллеги возвращаются из заграничных командировок и встречаются, они говорят по-немецки. Даже если кто-то не понимает. Большинство иногда побеждает. Даже если это не специально.

Беседовал Патрик Фолькнант

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)