Жизнь на полустанке

9 октября 2019 года на 99-м году в Лауше (Тюрингия) ушел из жизни поэт, писатель, историк Роберт Лейнонен, оставивший после себя большое творческое наследие. Друг его семьи Надежда Рунде вспоминает, каким он был Человеком.

Роберт Лейнонен / Из архива семьи

Роберт Лейнонен приехал на родину предков 18 августа 1991 года в составе делегации немецкого общества «Возрождение» Ленинграда – ее пригласил в Германию один из католических монастырей. На следующий день немецкие СМИ на все лады комментировали московский путч. Тогда никто не брал на себя смелость прогнозировать ход событий в России, и Роберт, переживший блокаду, трудармию, травлю со стороны органов госбезопасности, принимает решение не возвращаться в Ленинград. Так 19 августа стало точкой отсчета не только в новейшей истории России, но и в его судьбе. С этого момента, как пишет в своих воспоминаниях Лейнонен, и началось его собственное «возрождение». Несмотря на немолодой уже возраст, его неутомимая натура и в Германии дала о себе знать. У него выходили книги, он проводил выставки своих картин, выступал в печати и на литературных встречах.

Еще в России бережно, по крупицам собирал он скудные сведения о своей родословной, которые позже составили уникальную в своем роде книгу – двухтомник воспоминаний «Жизнь на полустанке». Это не только рассказ об одной немецко-финской семье, но и документ, отражающий трагичную, богатую событиями историю России. В Германии писатель продолжил кропотливую работу.

«Отец умер на улице. Труп соседи занесли в нашу комнату, в которой к тому времени уже никто не жил – при очередной бомбежке разбило стекла. Там труп отца пролежал с полмесяца, пока его не забрали. Повестка о выселении из Ленинграда пришла уже после его смерти, – пишет коренной петербуржец Лейнонен в главе о «жизни» в блокадном городе. – Такие же повестки получили труп моей матери Элеоноры Робертовны, урожденной Форстман, и труп брата Бруно, которому не успело исполниться и восемнадцати лет. Это был случай особый: посмерт­но репрессированные». Позже эти трагические события вылились на бумагу пронзительным циклом стихотворений.

Из Ленинграда Роберта выселили в Алтайский край, откуда в декабре 1942-го его мобилизуют в трудармию в шахтерский город Копейск Челябинской области, где до 1950 года он работает в спецконторе по тушению подземных пожаров. С 1950-го по 1981 год он трудится там же, в Копейске, на машиностроительном заводе, занимается переводами технической документации на немецкий язык.

В 1981 году, после выхода на пенсию, Лейнонен предпринимает отчаянную попытку вернуться в любимый Ленинград. Несколько лет живет в нем без прописки, пытаясь добиться справедливости через различные партийные и административные органы. Только в 1989 году, по ходатайству газеты Neues Leben, ему удалось восстановить право на жилплощадь в родном городе. Отдавая дань любви колыбели детства, Роберт всю силу своего душевного таланта и тепла нацеливает на пропаганду культурного и духовного достояния Ленинграда: проводит цикл телепередач о немецких архитекторах, строивших город, о немецком кладбище Петербурга, немецком обществе. В эти же годы он участвует в движении по восстановлению прав немецкого этноса в СССР, участвует в конференциях общества «Возрождение». По собственной инициативе проделал титанический труд – инвентаризацию Смоленского лютеранского кладбища.

Спутницей, музой, секретарем, помощником, а в последние годы и сестрой милосердия была для Роберта его жена Ирина Лейнонен. Познав все плюсы и минусы брака с литератором, она показала пример того, какой должна быть образцовая жена писателя. Ведь не в последнюю очередь ее стараниями жизнь Роберта была продлена так надолго. Мы скорбим вместе с Ириной и молимся о том, чтобы Всевышний даровал утешение ее горю.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)