Жизнь и судьба

Документальный фильм «Я, Андрей Иванович» вот-вот отправится на европейские фестивали. Картина рассказывает не об ужасах концлагеря, а о стремлении жить и быть порядочным человеком. Идея фильма родилась из дружбы одного немецкого волонтера и обычного с виду пенсионера из Минска.

Кадр из фильма: Андрей Иванович Моисеенко перед воротами Бухенвальда /Hannes Farlock

Любава Винокурова

Андрею Ивановичу Моисеенко первого мая исполнится 92 года. Он проводит много времени на даче, иногда встречается с товарищами и два раза в неделю работает сторожем. Он не очень любит рассказывать о себе, но немцу Ханнесу Фарлоку удалось его разговорить и записать некоторые размышления на видеокамеру. Документальная лента «Я, Андрей Иванович» рассказывает историю Андрея Моисеенко, ставшего в 17 лет узником Бухенвальда и простившего своих мучителей.

«Если бы не было Андрея Ивановича, то не было бы и фильма», – говорит режиссер Ханнес Фарлок. С будущим героем картины он познакомился пять лет назад, когда переехал из Германии в Белоруссию по работе. В свободное время он стал приходить в Историческую мастерскую – белорусско-немецкий проект, поддерживающий жертв нацизма, помогал там преподавать немецкий язык. Андрей Иванович оказался самым пытливым «студентом», и Ханнес стал оставаться после занятий, чтобы дополнительно объяснить ему какие-то не сразу понятные правила грамматики, так началась их дружба. «Наверное, ему во мне что-то понравилось», – говорит Андрей Иванович о знакомстве с режиссером.

Немецкий язык пенсионер начал изучать не просто так: каждый год он приезжает в Бухенвальд на День освобождения и встречается там со школьниками и студентами и пытается говорить с ними на их родном языке. А ведь когда-то Андрей Иванович не хотел вспоминать события тех лет, слишком было больно, но время лечит.

Кадр из фильма: Андрей Иванович едет на поезде в Берлин / Hannes Farlock

Андрей Иванович пробыл в Бухенвальде почти год – с мая 1944-го по апрель 1945-го. Он родился в небольшой деревне в 150 км от Киева, был старшим из четырех детей. Мать умерла от тифа, когда Андрею исполнилось шесть лет. Отец женился второй раз, в этом браке родилось еще двое детей. Но семейное счастье было недолгим: главу семьи забрали на фронт, с войны  он не вернулся. Мачеха погибла под артиллерийским обстрелом, а Андрея угнали в Германию. Сначала он работал на военном заводе в Лейпциге, спустя два года оказался в Бухенвальде. «А оттуда знаете, какой был выход? Только через трубу крематория», – говорит Моисеенко. Ему в некотором роде повезло: взрослые узники жалели мальчика, делились едой, защищали от побоев. «Я когда там в последний раз был, попросил, чтобы мне показали мою карточку из архива. Оказалось, что я был следующим на очереди в крематорий. Если бы лагерь не освободили американцы», – эту реплику Андрей Иванович не договаривает, но и так все понятно.  Не было бы тогда двух сыновей и 38 лет работы в конструкторском бюро в качестве инженера-чертежника, не было бы встречи с Ханнесом и документального фильма.

Я думал, что люди не соберутся на показ. Подумаешь, какие-то сценки бытовой жизни какого-то узника!

«Меня всегда поражало то, что Андрей Иванович никогда не жалуется, не ругается матом и всегда остается оптимистом. Этот фильм – попытка понять, почему он такой. Не могу сказать, что смог в полной мере ответить на этот вопрос. После стольких лет знакомства Андрей Иванович все еще остается для меня загадкой», – признается Ханнес Фарлок. Он и белорусский оператор Денис Соколовский целый год снимали важные для Андрея Ивановича события: открытие дачного сезона, сбор урожая, встречи с родными, друзьями и возлюбленной (!)­, уроки немецкого, поездка в Бухенвальд. Повествование ведется от первого лица, Андрей Иванович становится для зрителя как бы экскурсоводом по собственной жизни. Картина дает еще и представление о том, как устроен быт жителей Белоруссии, о которой немецкой аудитории вряд ли много известно. Фильм в этом году был показан в Бухенвальде, Лейпциге и в родном для режиссера баварском Хехштадте. Везде его вместе с Ханнесом представлял и Андрей Иванович. «Я думал, что люди не соберутся на показ. Подумаешь, какие-то сценки бытовой жизни какого-то узника!», – говорит герой фильма. Но люди приходили и благодарили, оставались на многочасовые обсуждения.

В Москве предпремьерный показ состоится 30 мая в 19:00 в Немецкой школе. За анонсами других показов можно следить на сайте andrei-iwanowitsch.com.

Режиссер

Ханнес Фарлок (36 лет) проходил альтернативную службу в польском Кракове, где ухаживал за  бывшими узниками концентрационного лагеря Освенцим.  С тех пор увековечивание памяти жертв нацизма стало важной частью его жизни.  Фарлок работал в области управление бизнесом на Украине, в Белоруссии и на добровольных началах помогал в Исторической мастерской в Минске. Сейчас он возглавляет департамент по сопровождению бизнес-проектов Российско-Германской Внешнеторговой палаты. Снятый на собственные средства документальный фильм «Я, Андрей Иванович» – его режиссерский дебют.

Комментарии

Комментариев




Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)