Демократия на практике

Недавно стало известно, что Елизавета Пескова, дочь Дмитрия Пескова, пресс-секретаря президента РФ, проходит практику в Европарламенте. Некоторые его депутаты даже выразили опасение по поводу вмешательства России в дела ЕС и сохранения секретности некоторых документов. Стоит ли им волноваться? «МНГ» поговорила с прошедшими стажировку в Европарламенте и немецком бундестаге об их опыте и доступе к «секретной» информации.

Зал заседаний Европарламента в Страсбурге / wikimedia

Любава Винокурова

Устроиться на практику в Европарламент не так просто: нужно быть гражданином Европейского союза, превосходно говорить на двух любых языках государств – членов ЕС, иметь высшее образование и высокую мотивацию к получению опыта в самом важном политическом институте Европы. Ежегодно на практику там претендуют порядка 21 тыс. человек, а желанное место стажера получают лишь 900.

Практику можно проходить не только в законодательном органе, но и и в других институциях ЕС: Европейском инвестиционном и центральном банках, в Европейской комиссии, счетной палате, суде и т.д, но для этого необходимо соответствующее профильное образование. Практика длится пять месяцев, стажерам платят стипендию от тысячи евро (сумма зависит от места расположения (страны) практики).

Александра Маркианова в латышском костюме в бундестаге / Из личного архива

Александра Маркианова (27 лет) проходила практику в Европарламенте в октябре 2014 – феврале 2015 года. Она родилась в Риге в русской семье. Училась в Латвийском университете по направлениям политология и международные отношения, в Университете Ростока (Германия) изучала регионоведение. Свободно говорит на латышском и русском (родные языки), немецком, английском.

«Прежде чем найти постоянную работу, я хотела попробовать себя в разных видах деятельности, посмотреть, чем люди занимаются. Практика в Европарламенте была интересной возможностью», – рассказывает Александра Маркианова. Еще во время учебы она была на коротких стажировках в представительстве ЕС в Риге, поэтому и на более продолжительную решила снова податься туда. «Понимаете, то, насколько будет интересной практика, зависит от человека, у которого ты ее проходишь. По предыдущим стажировкам я знала женщину, с которой мне пришлось работать. Она очень открытая и доверяла мне многое делать», – объясняет Александра. Она занималась просветительской работой: рассказывала школьникам, пенсионерам, что такое Европарламент и ЕС в целом, как функционирует эта структура.

«Брюссель далек от Юрмалы  или от какого-нибудь другого городка, где людям важно, пойдет ли их ребенок в детский сад и будут ли чистыми улицы. Глобальные вопросы редко кого интересуют, – говорит Александра, объясняя свою просветительскую миссию в представительстве ЕС в Латвии. – И конечно, у нас есть советское наследие и, как следствие, непонимание демократии, отсутствие веры в нее. Во время стажировки у меня было много ситуаций, когда мы меняли в лучшую сторону представление о ЕС даже у пожилых людей».

Стажировка Александры преду­сматривала и оплачиваемую поездку в Страсбург на заседание Европарламента. «Я сопровождала депутатов от Латвии, работала в представительском бюро страны там». На вопрос, был ли у нее доступ к необщедоступной информации, в чем подозревают Елизавету Пескову, Александра отвечает отрицательно. «Европейский союз – достаточно открытая структура. Мы получали какие-то решения Европарламента чаще, чем журналисты, но на этом все. Елизавета проходит практику у определенного депутата, и я могу себе представить, что она имеет доступ к его почте, но к каким-то секретным данным – вряд ли. Сложно поверить, что практикант, не имея особых навыков, может иметь доступ к такой информации или взломать сеть».

После Европарламента Александра отправилась на стажировку в бундестаг. «В Европарламенте мне понравилось больше, в бундестаге была рутина: подготовка к заседаниям, обзор прессы. Депутат, за которым меня закрепили, занимался дорожной инфраструктурой, и это его тема на весь срок, поэтому какого-то информационного разно­образия ожидать не стоило». Сейчас Александра работает в мэрии Ростока, в бюро международных отношений, занимается городами-партнерами.

Анна Головко на крыше бундестага / Из личного архива

Хорошая новость: попасть на стажировку гражданам России в бундестаг реальнее, чем в Европарламент. Но требования похожие: высшее образование, хорошее знание немецкого языка и высокая мотивация. «На сайте нужно заполнить довольно большую анкету, где спрашивают в том числе, какую книгу вы читаете, какой человек повлиял на ваши взгляды. На очном собеседовании все эти ответы еще раз проверяются», – рассказывает Анна Головко. Анна – выпускница Рязанского государственного университета, завершила практику в бундестаге прошлым летом. Она собирала материал для дипломной работы об изменениях в политической структуре Германии.

«В анкете я указывала, что хочу стажироваться в „Альтернативе для Германии“. Политические перемены в ФРГ были связаны прежде всего именно с появлением этой партии. Она очень неоднозначная, и мне было интересно посмотреть на ее работу изнутри». Из 120 принятых стажеров, только шесть оказались в АдГ. «Мой депутат был в комитетах по здоровью и международным делам. До выборов он был врачом и объяснял мне, что партия получила такую широкую поддержку, потому что в ней много людей „из народа“. Заданий было не так много. Для моего «начальника» это был первый срок в парламенте, поэтому с какими-то вещами ему приходилось и самому знакомиться впервые. Я переводила и конспектировала для него статьи по международной тематике, сортировала почту. В целом это был полезный опыт. Такая стажировка – лучший способ понять, как „работает“ Германия».

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)