Бесы технического прогресса

В Московском музее современного искусства открылась выставка «Daemons in the machine» (англ. Демоны в машине). Она посвящена искусственному интеллекту, нейросетям и другим технологиям, которые когда-нибудь поставят под сомнение целесообразность существования человека.

«Темная комната» Томаса Фойерштайна / MMOMA

Любава Винокурова

Древнегреческое выражение «Deus ex machina», означающее вмешательство высших сил, на выставке «Демоны в машине» переосмысливается в новом ключе. Художники пытаются ответить на вопрос: как выглядят демоны сегодня? После беглого осмотра первых экспонатов точно можно сказать, что злые (или добрые) потусторонние существа нисколько не похожи на своих «коллег» с картин эпохи Возрождения и Просвещения. Современные демоны живут в компьютерах и разговаривают с людьми через единички и нолики.

«У каждой эпохи свои демоны: своевольные древнегреческие духи, ангелы и бесы монотеистических религий. Теперь демоны – это также и рутинные процессы операционных систем. Мы одушевляем их, населяем их сверхожиданиями и сверхстрахами, пытаемся описать при помощи новых мифов», – объясняет куратор выставки, основатель Laboratotia Art & Science Foundation Дарья Пархоменко.

Десять художников из разных стран представили интерпретации этого технологического мифа. Центральными работами выставки стали произведения австрийца Томаса Фойерштайна. Он перечитал роман Достоевского «Бесы» и оживил одного из его героев – инженера Алексея Кириллова. Кириллов был одержим идеей свободы воли, независимости от бога и, чтобы ее доказать, – совершил акт самоубийства. Фоейрштайн в своей трехчастной инсталляции «Чай для Кириллова» возрождает дух инженера. В комнате кто-то невидимый открывает и закрывает ящики письменного стола, ведет записи, а на столе стоит чашка с чаем, всегда горячим.

С одной стороны, выбор героя – это своего рода реверанс в сторону организаторов выставки, она все-таки проходит в России, с другой стороны – Фойерштайна действительно вдохновляет фигура русского инженера. «Моя инсталляция возрождает Кириллова, но это не столько сам он, сколько его аватар. Кириллов свой выбор сделал. Развитие технологий, появление искусственного интеллекта ставят и перед нами вопросы свободы воли, свободы решений, выбора. Они не до конца осмыслены философами и продолжают осмысляться художниками», – говорит Томас Фойерштайн.

Комната управляющего или кабинет инженера Кириллова / MMOMA

Вторая часть его работы называется «Темная комната» – жутковатое пространство с лабиринтом из проводов, соединяющих странные объекты (см. первое фото). Они начинают двигаться и издавать звуки, когда в мире происходят хакерские атаки. Эта инсталляция была создана вместе с «Лабораторией Касперского». По словам представителей компании, в день им приходится отражать 300 тыс. угроз, поэтому посетителям выставки придется часто наблюдать движение объектов.

Третья часть творения австрийца называется «Borgy & Bes» и представляет собой разговор двух хирургических ламп (!), которые общаются друг с другом на языке Достоевского и Толстого. Лампы обсуждают новости и совершенно не обращают внимание на зрителей. Фойерштайн рассказал, что ему хотелось, чтобы эти «существа» разговаривали именно на русском, хотя сам художник языка не знает. «Если бы у меня в России родился ребенок, он бы знал русский. Так и с этими лампами, они должны говорить по-русски».

Выставка «Демоны в машине» открыта до 11 ноября.

Московский музей современного искусства
Адрес: ул. Петровка,25
www.mmoma.ru

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)