Разгуляй на Красной Пресне

У первого в России зоосада был пример для подражания. Немецкий дрессировщик Карл Хагенбек впервые пересадил своих зверей из клеток в природные условия. То же сделали и русские архитекторы, устроив для животных настоящий дворец на воде. На этом празднике жизни нашлось место и для людей.

Татьяна Бирюкова / redaktion@martens.ru

Первый в России зоологический сад должен был стать научной базой по улучшению пород животных и учебной площадкой для студентов. В его задачу также входило заинтересовать наукой публику и распространить среди нее полезные научные знания.

Чтобы получить часть столичной земли под этот проект, комитет московского общества испытателей природы во главе с профессорами С.А. Усовым, А.П. Богдановым и С.А. Масловым обратился в Дворцовое и Казенное ведомства. Там им предложили на выбор несколько территорий. Среди них –Измайловский зверинец: большие пруды с пятью плотинами, множество сенокосных лугов и строевой сосновый лес. Шикарное Измайлово огорчало устроителей лишь тем, что располагалось очень далеко от города. В дальнейшем это обстоятельство могло стать помехой для массовых посещений.

Следующим императорским указом было велено разбить зоологический сад в Нескучном саду. И хотя постройки для зверей там стали готовить почти сразу, в целом эту полученную от государя землю еще долго не осваивали из-за дороговизны. В итоге этот вопрос вынесли на обсуждение московской «Думской комиссии по организации Зоосада», где большинством голосов выбрали Пресненские пруды.

Тигры в московском зоопарке появились благодаря немецкому дрессировщику Карлу Хагенбеку

Но и у них нашлись недостатки. Во-первых, туда регулярно сливались нечистоты из близлежащих Ламакинских и Туркинских бань, прачечной и, что еще хуже, из городской канализационной трубы. Так что все пруды требовали серьезных чисток. Кроме того, они были малы по площади. Увеличить их тогда не представлялось возможным, и организаторам предстояло ко всему прочему укрепить берега и провести хороший дренаж местности. Решить предстояло и еще одну проблему: посреди планировавшегося сада было устроено питейное заведение купца Шмелева. Землю эту он арендовал, а значит, нужно было срочно расторгнуть сделку.

Постепенно эти проблемы удалось решить, и практически сразу после своего открытия 31 января 1864 года зоологический сад стал любимым местом отдыха москвичей. В летнее время здесь устраивали полеты на воздушных шарах, в московское небо выпускали прирученных голубей, а посетителей развлекали концертные программы на открытой сцене, фейерверки, ресторан и оркестр.

На прудах москвичи катались на пароходе или в шлюпках. Для катаний на роликовых коньках оборудовалась просторная площадка со специальным настилом. Зимой посетители зоопарка катались на санках с гор, а по аллеям сада – на санях, запряженных северными оленями. На прудах же заливался большой каток, на котором очень часто проходили городские соревнования спортсменов-конькобежцев.

Перед Благовещением, до самого Фомина воскресенья, в зоологическом саду открывался Птичий базар. В аквариумах разводились мальки лучших рыб, многие из которых выпускались в озера России. О новых приобретениях животных, интересных выставках, концертах русских и иностранных артистов, о стартах почтовых голубей и назначенных полетах на воздушных шарах из зоологического сада москвичей ежедневно оповещали городские газеты. Здесь же сообщались цены входных билетов, льготы для разных категорий жителей. Бывало и так, что администрация объявляла бесплатные посещения. Чаще всего для детей и учащихся.

Первые животные в российский зоологический сад поступали не только от состоятельных соотечественников, но и от иностранных граждан, а также из многих зарубежных зверинцев. Главным поставщиком стал известный владелец зоологического сада в Гамбурге Kaрл Хагенбек.

Хозяйственная комиссия по улучшению работы зоосада заключила с ним договор о том, что каждое лето сюда из Гамбурга будут привозиться группы различных дрессированных животных. До своего приезда в Россию труппа производила ошеломляющее впечатление на зрителей, выступая на выставках в Чикаго, Берлине, в Акклиматизационном саду Парижа.

Для Хагенбека приглашение к поездкам в Москву было весьма лестным. В его первой артистической труппе работало пять нубийских львов, три бенгальских тигра, полярный и чернобурый медведи, леопард и три ульмских дога. Дрессировка в зверинцах Хагенбека имела ряд особенностей. Самое существенное отличие от работы других мировых дрессировщиков состояло в том, что сюда попадали очень молодые животные, и в труппе использовали лишь ласковое обращение. Артисты не употребляли никаких ужасных орудий дрессировки вроде хлыстов, револьверов и раскаленного железа. А в самом зверинце Хагенбека животные содержались в условиях, близких к естественной среде обитания. Эту идею перенял впоследствии и московский зоосад.

Первые ворота для него спроектировал еще один немец, председатель Московского фармацевтического общества Владимир Карлович Феррейн. Они были сделаны из гротного камня и железа в виде арки древней архитектуры, по обеим сторонам которой возвышались две башни из белого и красного кирпича с помещениями для кассы. В советское время их перестроили в форме красной звезды, а в наши дни остался вариант, больше похожий на первоначальный.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *