Лайфхаки от долгожителя

14 февраля исполняется 100 лет Генриху Гирштейну из Хабаровска. «МНГ» уже рассказывала, как бывший трудармеец в свои 93 ходит на курсы немецкого в центр встреч. В канун юбилея мы спросили у именинника, как ему удалось сохранить бодрость духа и желание учиться. Публикуем его ответ.

Генрих Генрихович Гирштейн / Из личного архива


Что бы посоветовал? Вести нормальный образ жизни. У меня самого, конечно, это не получалось: многое зависело не от меня, а от действий властей, чинивших всяческие препятствия. В годы коллективизации нам пришлось переехать из родной немецкой деревни на Волге в Сталинград. Вскоре отца арестовали и расстреляли, но это я выяснил уже намного позже. Мать и бабушка выполняли тяжелые работы на стройке. Мне пришлось перейти из обычной школы в вечернюю и пойти работать. В 1941-м нас выселили в Восточно-Казахстанскую область. А в январе 1942-го всех мужчин немецкой национальности в возрасте от 17 до 50 лет райвоенкомат мобилизовал, как нам сказали, в действующую армию, на фронт. Но привезли в Челябинск. Это была огромная территория, обнесенная колючей проволокой с дозорными вышками по периметру. Там было разбито несколько больших армейских палаток, куда нас и поселили. Бывало, если норму не выполняли, то нас не пускали в лагерь. Лежали изможденные у ворот, ждали, пока начальство не передумает. Часа два могли так лежать. Вот такие были не зависящие от меня обстоятельства.

Жить надо дружно. Мне по жизни приходилось встречаться с людьми разных национальностей – с финнами, узбеками, прибалтами, украинцами. И все ко мне, немцу, замечательно относились. Мне везло на хороших людей. Сейчас все разбежались по своим национальным квартирам, считают свою нацию лучшей, территорию – главной. Нехорошо. Помогать надо всем своим родственникам, слабым.

Учиться. В жизни могут быть разные неожиданные ситуации. Я как-то подумал: встречусь я с немцами и что буду делать? Как немтырь стоять? И пошел на курсы немецкого. В детстве я ведь разговаривал на гессенском диалекте. Потом, когда мы уехали из деревни, говорить на нем не удавалось. В 1942–1944- м такой коллектив у меня был: большинство еще не знало русского, но и на «своем» немецком я с ними не мог говорить: уже подзабыл язык. Чтобы сохранить его, нужно общение. Вот на пенсии решил заняться языком. Меня все новое интересует, рад любой информации – крупица полезного всегда в ней будет. Кстати, я на курсах многое вспомнил. Сейчас, в силу возраста, мне уже некомфортно добираться до занятий.

Я составил недавно генеалогическое древо. Теперь до 10-го поколения знаю своих предков. Все мои родные в основном живут в России. Это моя Родина. Я здесь родился, у меня менталитет российский. Как можно отрываться от родины и ехать в другую страну?

«Московская немецкая газета» и Самоорганизация российских немцев желают Генриху Генриховичу крепкого здоровья, бодрости и новых интересных открытий в жизни!

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)