Дома, холмы и могилы

В 2021-м году российские немцы отмечают трагическую дату  – 80 лет с начала их депортации из европейской части СССР на восток страны. «МНГ» готовит серию материалов о людях, переживших насильственное переселение, и местах, нередко его не переживших. Начинаем с Приволжского.

Приволжское / Олег Винс (6)

До войны село Приволжское Ровенского района Саратовской области называлось Куккус (также Ней-Брабант, Вольское). Свое название колония, основанная в июне 1767 года пятью десятками семей из Изенбурга, Пфальца и Баварии, получила по фамилии первого старосты – Абрама Куккуса. Сто лет спустя в ней проживало уже более 2 тыс. человек, накануне войны – более 3-х. Сейчас в Приволжском прописано 1700 человек.

От Советской до Коммунистической

Удачное место выбрали те первые семьи для своей колонии – на левом берегу Волги, на возвышенности. Вид на реку – дух захватывает. На месте домов, которые строились поселенцами на берегу, сегодня десятки холмов. Кое-где сохранились подвалы, где когда-то хранились провизия и урожай. Здесь все еще стоят самые старые из местных построек – им более ста лет. Одна из них заброшена. Внутри вещи и мебель.

От бывшей немецкой колонии в Приволжском осталось несколько каменных зданий, большинство используется до сих пор. Ведь немцы строили для себя, качественно, на века. Дома находятся в центре села, практически рядом, на улицах Советская и Коммунистическая.
Самый крупный из действующих объектов – местная школа. По словам ее директора Елены Волобуевой, здание строилось в 1935–1936 годах. Село было центром Вольского (Куккусского кантона) АССР немцев Поволжья, поэтому школу хотели сделать вместительной, с учетом роста числа жителей. Все остальные сохранившиеся постройки – дореволюционные.

В лютеранской церкви первой половины XIX века теперь коммерческое предприятие. Кирху закрыли в 1932 году в рамках проводившейся антирелигиозной кампании. Вплоть до 2000 года здесь работал кинотеатр «Луч», проводились культурно-массовые мероприятия.

Администрация Приволжского муниципального образования, библиотека и здание бывшей аптеки (теперь это жилой дом) похожи. Они выложены из деревянного бруса в 1825 году и обложены кирпичом.

Библиотекарь Ольга Голощапова рассказала историю появления этих построек. Дома соорудили для трех сыновей зажиточного колониста. В библиотеке сохранились лепнина на потолке и кафель, которым была обложена печь. А вот книг на немецком не осталось. Хотя здесь до ликвидации Республики немцев Поволжья размещались редакция газеты и типография.

Библиотека расположена в доме, построенном в 1825 году

Недалеко от школы стоит полуразрушенное каменное здание, в котором раньше размещалась школа-интернат. В 1990-х учебное заведение переехало в новое здание, а старое, прослужившее более века, забросили. Рядом расположено и здание бывшей церковно-приходской школы 1899 года постройки. Позже в нем были лазарет того же интерната, милиция. Сейчас оно пустое, но целое.

Когда-то здесь располагалась школа-интернат

Судя по всему, около трети деревянных построек села – сохранившиеся немецкие подворья. При этом в Приволжском, по данным сайта правительства Саратовской области, нет ни одного памятника культурного наследия.

В Куккусе было два колхоза, созданных в 1930-х годах. До той поры сельхозпроизводством занимались частники. Они выращивали скот, зерновые культуры, в основном пшеницу, занимались садоводством и овощеводством. За десять лет до войны здесь появилась МТС, работала мельница, несколько лавок, на берегу Волги располагалась ярмарка.

С немецких времен остался заброшенный сад. С развалом колхоза в 2000 году в несколько раз сократились производство зерна и поголовье скота. Сейчас основу сельхозпроизводства составляют арбузы и дыни. В селе есть небольшое предприятие по розливу воды, электроподстанция, два фермерских хозяйства и элеватор, несколько магазинов, социальные объекты. Словом, село вымирающим не назовешь.

Единственный старожил

Автор отыскал старейшего жителя села, родившегося еще тогда, когда оно называлось Куккусом. Найти его было непросто, поскольку почти все его население составляли немцы, а они были выселены отсюда в начале сентября 1941 года.

Елизавета Миллер и ее муж Иван Ильин, отвечавший за телефонизацию Куккуского кантона, остались жить в селе: смешанные семьи, главы которых были русские по национальности, не трогали. Еще до войны, 20 января 1940 года, у пары родилась дочь Александра, в замужестве – Буранова. Она единственная, у кого сохранилось свидетельство о рождении, выданное одним из бюро ЗАГС АССР немцев Поволжья.

Александра Буранова рассказала о своей матери. Елизавета Миллер происходила из семьи местных колонистов, родилась в 1897-м и прожила до 1984 года. На русском языке разговаривала плохо, писала буквы готическим шрифтом, поскольку училась по Библии.

Александра Буранова 81 год живет в Приволжском

Сын Александы Василий Буранов вспомнил такую историю. В 1970-х в село приезжал пожилой немец, который ходил вокруг их дома и заглядывал в окна. Затем он попросил разрешения войти внутрь. Гость пояснил, что жил в этом доме до выселения. Между тем, строение было куплено семьей Бурановых после свадьбы у переселенцев, занявших его после депортации колонистов. Василий показал найденный им на чердаке во время ремонта дома оттиск 1877 года с надписью на немецком языке. Видимо, им опломбировывались партии товара или же он использовался в качестве печати для документов.

Эвакуированные из Украины и Белоруссии переселенцы в сентябре 1941 года тоже заглядывали в окна домов, выбирая себе новое жилье. Выбрать для заселения можно было любой приглянувшийся дом, оставленный немцами. Обычно в нем были мебель, утварь, инструменты, инвентарь и даже скот. Многие из переселенцев так и остались здесь. Некоторые дожили до 2010-х.

Возвращенцы

По словам местных жителей, немцы стали возвращаться в село в 70-х – 80-х годах прошлого века. В 1990-е годы 30 семей уехали в Германию. Сейчас в Приволжском проживает 15 немцев.

Житель села Рудольф Майер рассказал историю своей семьи и объяснил, как оказался в Приволжском. Большую семью Майер, включая его отца Владимира, 1933 года рождения, депортировали из Энгельса. Семью матери Лидии Юстас, 1931 года рождения (она жива до сих пор), – из колонии Шталь (ныне село Звонаревка Марксовского района). Обе они оказались на выселках в казахстанской степи. В 1951 году Владимир и Лидия встретились, создали семью. В 1959-м у них родился сын Рудольф.

В 1999 году Рудольф Майер со своей семьей и несколькими другими немецкими семьями переехал из казахского села, где развалилась социальная инфраструктура, в Саратовскую область. Здесь Рудольф получил деньги на покупку дома в рассрочку на десять лет, российский паспорт.
«Когда мы жили в Казахстане и начались разговоры о восстановлении автономии на Волге, многие поверили, вернулись. И встретили здесь тех, кто приехал намного раньше, когда о новой республике еще и речи не было», – рассказывает Майер.

Рудольф Майер приехал в Приволжское из Казахстана

Сейчас о несостоявшейся автономии местные уже и не вспоминают. Много воды в Волге утекло с тех пор. Конфликтов на национальной почве в Приволжском нет. «Люди у нас дружные», – подчеркивает Елена Волобуева.

По мнению Майера, массовый исход немцев в Германию в 1990- х случился, в основном, по экономическим причинам. Немцы, живущие сейчас в Приволжском, скорее всего, с обжитого места уже не снимутся. Рудольф Майер по прошествии 20 лет не жалеет о своем решении приехать в Приволжское.

О существовании первых поселенцев, превративших голую степь в облагороженное поселение, напоминают еще и заброшенные могилы на местном кладбище. Они стали такими же едва заметными холмиками, как и те, что возникли на месте домов. Только они меньше.

Олег Винс

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)