У власти женское лицо

Лидером христианских демократов в конце 2018-го стала Аннегрет Крамп-Карренбауэр. Ее избрание на пост председателя правящей партии открывает и последующую перспективу: она может стать и второй женщиной на посту федерального канцлера. Хватит ли амбиций?

Новое лицо партии – Аннегрет Крамп-Карренбауэр / Reuters / PIXSTREAM

Елена Шлегель

Выговорить полностью имя и фамилию нового партийного лидера затруднительно даже немцам, не говоря про иностранцев. Поэтому Аннегрет Крамп-Карренбауэр называют АКК. Ее вторая фамилия – по мужу. С горным инженером Хельмутом Карренбауэром они поженились в 1984 году. Вырастили троих детей, младшему из которых двадцать лет. Семья живет в Пютлингене, родном городе АКК.

Аннегрет Крамп родилась в 1962 году в семье школьного учителя и домохозяйки. Пошла в начальную школу, затем в гимназию в соседнем городе Фельклингене. В 1982 году поступила в Университет Трира, изучала политологию и юриспруденцию. Продолжила учебу в Университете Саарбрюкена, окончила со степенью магистра политологии и общественного права.

С начала 80-х годов окунулась в политическую деятельность. Была активистом Молодежного союза Германии, руководителем отделения Христианско-демократического союза (ХДС) в Пютлингене, референтом отделения ХДС в федеральной земле Саар, затем личным референтом премьер-министра Саара Петера Мюллера. Занимала немало других партийных постов земельного уровня, а в 2011 году возглавила правительство Саара. На посту премьер-министра укрепила позиции своей партии в федеральной земле, начала сотрудничество с социал-демократами в противовес «историческому союзу» ХДС со Свободной демократической партией, который завершился скандальным афронтом и роспуском земельного парламента в 2012 году. Инициированное АКК сближение с социал-демократами позволило стабилизировать политическую обстановку в Сааре, вернуть доверие избирателей. Одна из ее инициатив – введение второго языка, французского, в транспортном движении на территории Саара, учитывая его особую культурную близость с Францией.

Когда в феврале 2018 года АКК была избрана генеральным секретарем ХДС, ее родная федеральная земля оставалась одной из немногих, где не было утрачено доверие к обеим крупным партиям Германии: ХДС и СДПГ.

После избрания на должность партийного генсека с 98,9% голосов, АКК заявила о немедленной отставке с поста премьер-министра Саара и отказалась от компенсационной премии, которая полагалась ей в связи с «уходом наверх».

Ее кандидатуру на второй по значимости пост (генеральный секретарь – это еще не председатель партии в Германии!) предложила Ангела Меркель. Одним из ее первых ходов стали предложения по изменению программы партии (в чем ХДС явно нуждается), которые должны быть утверждены в 2020 году.

После того, как Ангела Меркель объявила, что не будет выставлять свою кандидатуру на пост председателя ХДС, АКК была названа в числе трех кандидатов на вакансию. Выборы состоялись в декабре 2018 года. Ее победа была очевидной уже в первом туре голосования, хотя абсолютного большинства голосов она не набрала (как и другие кандидаты). Во втором туре она оставила позади основного конкурента, Фридриха Мерца, набрав 51,8% голосов.

Ее считают прямой наследницей Ангелы Меркель, сторонницей центристской (отнюдь не консервативной и ни в коем случае не правой) позиции ХДС вместе с партийным близнецом, баварской партией ХСС. Однако, если ХДС утвердит ее кандидатуру на пост федерального канцлера и с ней пойдет на следующие выборы в бундестаг осенью 2021 года, то от АКК будут ждать более высокого темпа принятия важных политических решений, чем демонстрирует осмотрительная Ангела Меркель. Вопрос номер один: по-прежнему беженцы. Тут АКК пока полностью солидарна с Меркель. Вслед за ней она высказалась против одностороннего закрытия границы Германией внутри Европейского союза (на чем настаивает, в частности, ХСС и министр внутренних дел Хорст Зеехофер). Обособление внутри ЕС, считает она, будет способствовать дальнейшей недееспособности сообщества, что в конечном счете ущемляет и интересы Германии.

С другой стороны, АКК – сторонница более жестких мер в отношении «проблематичных» беженцев. Так, она считает законной и приемлемой автоматическую высылку лиц, уничтоживших документы для усложнения идентификации своей персоны. Столь же законно, с ее точки зрения, и медицинское освидетельствование беженцев без документов, которые настаивают на своем несовершеннолетии (практика показывает, что в расчете на особую снисходительность миграционных ведомств пытаются выдать себя за несовершеннолетних даже те, кому далеко за тридцать). Беженцы, уличенные в уголовных преступлениях, настаивает она, должны быть объявлены персонами нон грата не только в Германии, но и во всей Шенгенской зоне.

Аннегрет Крамп-Карренбауэр о России

«Диалог с Россией нужен, но не любой ценой!»

«Пока Россия не изменит своего отношения к ситуации в Восточной Украине, формат встреч лидеров ведущих стран G8 без России остается правильным».

«Если Россия постоянные нарушения прав народов Украины возводит в ранг государственной доктрины, если возобновляются очевидные попытки дестабилизировать ситуацию в Европе, если российские кампании дезинформации остаются в повестке дня, если российское влияние в регионах, охваченных войной, подобных Сирии, противоречит нашим интересам, если балтийские страны-участницы ЕС ввиду российских акций становятся предметом нашей всеобщей заботы о безопасности внешней европейской границы, то все это не может быть проигнорировано в диалоге с Россией».

«Необходимо вести открытые дебаты с Россией по таким, например, вопросам, как поддержка сирийского правительства, применяющего химическое оружие. Это нельзя заметать под ковер. Но нельзя препятствовать и всестороннему поиску с Россией дипломатического решения всех вопросов».

«В ответ на задержание кораблями российских ВМС украинских судов Европейский союз должен закрыть свои порты для любых кораблей России из Азовского моря».

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)