«Мы справимся с этим!»

31 августа 2015 года на правительственной пресс-конференции бундесканцлер Ангела Меркель произнесла фразу, которая стала символом современной миграционной политики: «Мы справимся с этим!» (в оригинале «Wir schaffen das!»). Теперь это предложение из трех слов называют иконой.

Германия с наплывом мигрантов справилась / Дмитрий Виноградов / РИА Новости

Известный социолог из Мюнхена Армин Нассехи в интервью агентству dpa по случаю пятилетия «Мы справимся с этим!» говорил о фразе как об иконе. С уточнением: иконой, конечно, называют картину, запечатлевшую нечто большее, чем может выразить кисть художника. Фраза Ангелы Меркель вобрала в себя истинный потенциал миграционной помощи, в который поначалу мало кто верил. Но раз все-таки поверили – значит, икона.

«Германия – сильная страна. И подход к этим вопросам должен быть таким: мы справились со многим – мы справимся с этим!» Так заявила пять лет назад Ангела Меркель, подразумевая под «этим» небывалый наплыв беженцев вследствие обострения гражданской войны в Сирии, войн в Ираке и Афганистане. В  Европе заговорили о миграционном кризисе. Значительная часть стран Евросоюза отказывалась принимать беженцев в «непредсказуемом» масштабе. Сотни тысяч неприкаянных кочевали по Старому Свету. В этой ситуации, граничащей с хаосом, Меркель проявила твердость и человеколюбие: Германия не будет настаивать на транзите в «следующие» страны, оставит всех, кто добрался до нее, у себя – до дальнейшего решения судьбы пришельцев и, скорее всего, интеграции их в свое общество.

Вряд ли глава правительства ФРГ предполагала, что ее фраза войдет в историю, станет символом. По мнению Армина Нассехи, «Мы справимся с этим!» – это символ не только миграционной политики Германии и кризиса в Европе, но и всего периода пребывания Ангелы Меркель во главе правительства. «Самое невероятное, что фраза не была заранее продумана, – говорит социолог. – Впечатление такое, что она сорвалась с языка. И это делает ее еще более значительной».

Поднявшаяся волна критики в адрес правительства и внутрипартийные раздоры, которые вполне могли оборвать политическую карьеру Меркель, лишь оттенили ее железный характер. До того полагали, что канцлер семьдесят раз отмеряет, прежде чем резать. Здесь же она с ходу приняла вызов и не отступилась от своего решения. Через две недели после исторической пресс-конференции, в середине сентября, преодолевая волну критики и неверия в дееспособность правительства, она подтвердила свои слова, причем сделала это, можно сказать, на повышенных тонах: «Я говорю снова и снова: мы можем с этим справиться и мы справимся!»

 Это был самый сложный пункт биографии политика. Многие оценили напор бундесканцлера как приглашение беженцев в Германию. «С того момента стали считать, что слова Ангелы Меркель явились одной из причин миграционной волны»,  – говорит видный голландский публицист Геерт Мак. Хотя на самом деле никакого призыва в ее словах не было, речь шла о тех, кто, пройдя балканским маршрутом, уже наводнил Европу. Необходимо было решать их судьбу, и Германия засучила рукава, когда прочие страны тонули в спорах.

Что ж, верили в успех поначалу действительно немногие. Но сама структура фразы, по мнению лингвиста Эккехарда Фельдера из Гейдельберга, гениальна, поскольку оказывает успокаивающее действие. Тут же приходит на ум популярный у немецких малышей мультсериал «Боб-строитель», где есть песенка с рефреном: «А мы сможем? Да, мы справимся!» (в русской версии мультфильма: «Все построим! Без проблем»). То, что удается детям (поверить в свои силы), должно, в конце концов, получиться у взрослых. Фраза нашла отклик в умах миллионов. Даже когда ее ругают, она работает на популярность Меркель. Даже когда лидер деструктивной «Альтернативы для Германии» Александр Гауланд заявляет: «Мы не хотим с этим справляться», – он де-факто расписывается в слабости своей партии перед позицией Меркель. Даже когда британский премьер Борис Джонсон призывал к Брекситу, он сознательно повторял: «Мы справимся с этим!»

Характерно, однако, что сама Ангела Меркель не испытывает гордости по поводу удачно произнесенной фразы. «Ее собственный подтекст, который она вложила, был, видимо, таков: мы справимся с этим, поскольку ничего другого нам не остается», – считает Армин Нассехи. А вот самооценка бундесканцлера, прозвучавшая еще четыре года назад: «Иногда мне кажется, что значение фразы слишком преувеличено». И совсем свежая добавка, высказанная, так сказать, к пятилетию: «Фраза говорит сама за себя, иногда даже с лишней многозначительностью. А в общем, ладно!»

 Сегодня ее чаще стали употреблять в прошедшем времени: «Мы справились». Германия приняла, разместила, обеспечила на цивилизованном уровне, так или иначе включила в свою общественную жизнь более миллиона беженцев. «Немецкий народ принял людской поток из другой части мира, носителей совершенно другой культуры с образцовой деловитостью и последовательностью», – говорит Геерт Мак.

Тема беженцев, конечно, не закрыта. Война в Сирии не завершена, к тому же это не единственная горячая точка на планете. Но панических настроений и волны неверия больше нет. Опросы показывают, что люди в Германии больше обеспокоены недостаточностью интеграционных мер, принимаемых в отношении беженцев, чем дырами в собственном кошельке, из которого часть средств идет на обеспечение иммигрантов.

Германия сейчас взвешивает собственные силы в борьбе с новым кризисом – пандемией. «Мы справимся и с этим?» Но Ангела Меркель заверяет, что в нынешних условиях эта формула применяться не будет. «Каждый вызов имеет собственный язык, поэтому я бы не стала прибегать к прежним фразам».

Елена Шлегель

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)