Кто поедет в Иерусалим?

Большой коалиции больше не будет – на этом сходятся все прогнозы, касающиеся нового правительства после сентябрьских выборов в бундестаг. Ничего конкретнее политологи сказать пока не могут. Ясно, чего не стоит ожидать. А чего «стоит»?

«Темная лошадка» – Анналена Бербок / Wikimedia commons


Большая коалиция в Германии у власти с 2013 года. Но она стояла у руля и ранее, например, во второй половине 1960-х, а также 2000-х. В 2009-м на смену большой коалиции во главе с Ангелой Меркель пришла другая партийная комбинация, но с прежним лидером. Теперь 16-летняя эпоха фрау бундесканцлерин завершается. Кто займет пост канцлера? Кандидата от ХДС/ХСС Армина Лашета называют слабым ставленником сильной партии. Кандидата от СДПГ и нынешнего вице-канцлера Олафа Шольца – сильным ставленником слабой партии. Есть еще и «темная лошадка» – кандидат от партии зеленых Анналена Бербок. Зеленые сравнительно недавно начали бороться за место во главе правительства. Ранее они в традициях малой партии выдвигали на выборах кандидата на пост вице-канцлера. А основная борьба за канцлерское кресло разворачивалась между кандидатами больших партий, то есть между христианским демократом и социал-демократом.

Поскольку на нынешних выборах, по всем прогнозам, у них не хватит голосов для формирования большой коалиции, то в борьбу вступит третий кандидат. Исход схватки непредсказуем. Многие допускают, что следующим бундесканцлером тоже будет женщина, но с совершенно иной программой.

Как бы там ни было, ни одна из основных партий, участвующих в выборах, не наберет столько голосов, чтобы сформировать коалицию со второй партией. Это общий прогноз, звучащий приговором для большой коалиции. У СДПГ слабейшие позиции за всю ее историю, вряд ли она наберет более 15–17% голосов. Для ХДС/ХСС «предел мечтаний» 30%. В сумме у больших партнеров не наберется заветной «половины плюс одного голоса», чтобы заполучить лидерство.

Слабый ставленник сильной партии: Армин Лашет / Wikimedia commons


Следовательно, коалиция будет, скорее всего, тройственной. В землях такие трехсторонние партийные комбинации, можно сказать, дело обыденное. На федеральном уровне, где прежде формировались двухпартийные коалиции, это нечто новое. А поскольку для малых парламентских партий возможен примерно равный расклад голосов, то и вариантов коалиционного строительства – хоть отбавляй.
«Никогда еще не просматривалось так много вариантов для партий, претендующих на роль правящих, – говорит политолог, профессор Свободного университета Берлина Торстен Фаас, специализирующийся на изучении выборного процесса. – Реальных участников будущих коалиционных переговоров четверо: ХДС/ХСС, СДПГ, партия зеленых и Свободная демократическая партия. Одной из них в тройственной коалиции места не найдется. Ситуация напоминает игру «поездка в Иерусалим»: зазеваешься – останешься без стула!»

«Поездка в Иерусалим» – это то, что в России называют «музыкальными стульями» или «третий лишний». Участники игры бегают под музыку вокруг стульев, которых на всех не хватает. Кончилась музыка – все спешно рассаживаются. Тот, кто остался без стула, выбывает.

Так кто же «поедет в Иерусалим»? Вот возможные варианты.
Если черные (ХДС/ХСС) и красные (СДПГ) пройдут во власть, то только в связке с желтыми (СвДП) или зелеными. Это два далеко не схожих сценария. В первом случае (черно-красно-желтые) «не просматривается» фигура бундесканцлера. Между депутатами вновь избранного бундестага разгорится жаркая схватка: продвигать ли фигуру Армина Лашета или Олафа Шольца. Шансы у них – пятьдесят на пятьдесят.

Сильный ставленник слабой партии: Олаф Шольц / spd.de



Во втором случае (черно-красно-зеленые) шансы Олафа Шольца будут низкими. У зеленых сейчас более сильная позиция, чем у красных. Не исключено, что зеленые завоюют около 20% мест в парламенте, тогда как красные от силы 15. Значит, за красного кандидата будет меньше голосов. За Армина Лашета, безусловно, будут голосовать черные, но это около 30%, что тоже недостаточно для прямой победы. Если красные почувствуют поражение своего кандидата, то пожелают «такой же участи» основному противнику. Скорее всего, они отдадут свои голоса кандидату зеленых, и бундесканцлером станет Анналена Бербок.

Черно-красно-желтое правительство во главе с Армином Лашетом, очевидно, продолжит курс Ангелы Меркель. Но курс такого же по цветам правительства во главе с Олафом Шольцем будет уже другим. Тут следует ожидать роста налогов, жестких программ бюджетной экономии. Если налоговые путы скажутся на свободе предпринимательства, то следует ожидать сокращения числа рабочих мест, роста безработицы.

Черно-красно-зеленое правительство во главе с Анналеной Бербок будет трудноуправляемым, точнее – трудносамоуправляемым. Программа зеленых (резкие перемены в области энергетики, либерализация политики в отношении беженцев и т.п.) резко разойдется с программой черных. Если зеленые будут дирижировать правительственными инициативами, то их будут блокировать незеленые фракции в бундестаге, поступательное движение нарушится.

Отсюда – не очень большая вероятность формирования черно-красно-зеленой коалиции. Поэтому возможны еще варианты, например, красно-зелено-желтой коалиции. Объединение СДПГ, зеленых и СвДП стало бы парадоксальным итогом выборов. Никто не сомневается, что черные наберут больше голосов, чем любая другая партия (по отдельности). Однако если у красных, зеленых и желтых окажется больше половины мест в бундестаге, то «победитель» – союз ХДС/ХСС – останется без власти и вынужден будет уйти в оппозицию. Это ознаменует резкую перемену политического курса Германии.

Впрочем, на глубину перемен сильно повлияет глава правительства. Тут равновероятны Олаф Шольц и Анналена Бербок. Но при равенстве шансов последствия будут разными. Например, никто не сомневается, что «Северный поток –2» будет заморожен, если во главе правительства станет зеленый канцлер.

Не исключена также красно-зелено-красная коалиция, если Левая партия наберет больше прогнозируемых ныне 6% голосов. «Вопрос К» (то есть вопрос выбора канцлера) будет решаться так же, как и в красно-зелено-желтой коалиции. Но дальнейшее охлаждение отношений с Россией в этом случае не столь очевидно, поскольку Левая партия больше симпатизирует Кремлю, чем зеленая, и даже больше, чем СДПГ.

Елена Шлегель

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)