Восемьдесят квадратных метров счастья

В Германии люди со сложными формами инвалидности могут жить не в интернатах, а в специально оборудованных квартирах. В одной из них побывал автор «МНГ». Его пригласил в гости житель гессенского Виксхаузена Юрген Егер, слепой с рождения.

Юрген Егер с любимой кофемашиной / Илья Бруштейн

Илья Бруштейн

В детстве острота зрения Юргена Егера составляла три процента, в юношеские годы он ослеп полностью. Его отец умер, когда он был младенцем. Мать лишили родительских прав из-за алкоголизма. Так в шесть лет мальчик оказался в детском доме Святого Викентия в гессенском Аульхаузене.

В последние годы в немецкой прессе много писали о порядках, царивших в этом учреждении в 50-е и 60-е годы: о массовых и планомерных издевательствах над детьми, в том числе и детьми-инвалидами. Состоялось несколько судебных процессов над бывшими сотрудниками-садистами. «Совсем недавно я получил компенсацию за то, что в детстве подвергался систематических избиениям, – рассказывает Юрген. – Я хорошо помню воспитателя, который бил меня кулаками. У него на пальце был тяжелый перстень, при ударе он впивался в тело и разрывал кожу…»

Новый дом и работа

После четырех лет в Аульхаузене Юрген оказался в Институте слепых в Марбурге. Это учебный и реабилитационный центр, в котором есть детский сад для слепых, профессиональные школы, где можно получить специальность. Там же находится специализированная библиотека, издательство брайлевских книг, бюро путешествий для незрячих. «Я попал из кошмарного детского дома в прекрасное место, в котором сотрудники любили интернатовских детей как своих собственных», – вспоминает Юрген.

В Марбурге Юрген прожил 13 лет: с 1964-го по 1977-й. Там он получил профессию телефониста. Затем переехал в дом инвалидов в Виксхаузене. «В основном подопечные жили по два человека в комнате. Но мне как слепому выделили отдельную комнату, – рассказывает Юрген. – Незрячим людям трудно жить со зрячими в одном помещении: «глазастики» постоянно разбрасывают вещи, перекладывают их с места на место, забывают закрыть дверь комнаты или дверцу шкафа. Это может привести к травмам. Поэтому для слепого отдельная комната – не роскошь, а необходимость!»

Юрген не только жил в доме инвалидов, но и работал там телефонистом в течение нескольких десятилетий. «Эта работа доставляла мне большое удовольствие! Я соединял звонивших с нужным сотрудником, выполнял обязанности секретаря-референта, был в курсе всех событий и новостей. Если человек не мог сразу решить свой вопрос, то я вносил информацию о его звонке в специальную компьютерную программу, чтобы нерешенные проблемы или вопросы оставались на контроле у руководства».

Самостоятельная жизнь

В доме инвалидов Юрген прожил 35 лет. В 2012 году ему вместе с еще одним многолетним подопечным социального учреждения Карлом-Хайнцем Пиллаком предложили переехать в отдельную трехкомнатную квартиру в Виксхаузене. Площадь квартиры около 80 м². У каждого жильца по отдельной комнате, еще есть уютная гостиная, кухня и балкон. Любимые приспособления Юргена в квартире – читающая машина, которая распознает и озвучивает тексты, и кофемашина. «Я не могу представить свою жизнь без утреннего свежесваренного кофе. В этой машине оно получается замечательным!».

Юрген охотно рассказывает о жизни в доме инвалидов. «Там работают внимательные, заботливые сотрудники. Нам часто устраивали праздники, экскурсии. Но практически в каждом доме инвалидов, в том числе и в нашем, находится много подопечных с серьезными психическими нарушениями, глубокой умственной отсталостью. Людям с физическими недостатками, но здоровой психикой, в том числе и слепым, очень трудно постоянно находиться в такой обстановке. И, к сожалению, практически в каждой группе находилось несколько буйных, которые регулярно кричали, выли, свистели… Часто происходили потасовки, драки». Юргена раздражало, что некоторые постояльцы рылись в чужих вещах. «Исчезали какие-то мелочи, но все равно было неприятно».

В квартире Юрген живет семь лет. «До 2012 года никто не говорил мне, что существуют ка­кие-то альтернативы дому инвалидов. Мне казалось, что если человек слепой, и у него нет семьи, то никакого другого варианта, кроме стационара, просто нет».

Программа по предоставлению отдельного жилья существует около десяти лет. До этого в немецких социальных и благотворительных учреждениях не было дифференцированного подхода к работе с людьми с разными физическими и психическими нарушениями, они содержались в одних и тех же домах инвалидов. «Никто не задумывался, а нужно ли конкретному человеку продолжать жить в казенных стенах? Может быть, он уже не нуждается в круглосуточной опеке и может жить самостоятельно или частично самостоятельно». – отмечает волонтер дома инвалидов в Виксхаузене Клаус Баум. Сейчас в интернаты стараются направлять только тех, кто действительно нуждается в постоянной опеке. Остальным предлагают сопровождаемое проживание: человек с инвалидностью живет самостоятельно в квартире, а социальные работники навещают его по мере необходимости.

В дома инвалидов приезжают общественные и государственные комиссии, выявляющие подопечных, которых можно «выписать из стационара». Именно такая комиссия и рекомендовала предоставить Юргену Егеру отдельную квартиру. Это не только более разумно и гуманно, но и экономично. Постоянное проживание в доме инвалидов обходится налогоплательщикам или благотворительным организациям гораздо дороже, чем индивидуальная помощь на дому.

Быт на немецкий лад

«Мне очень нравится жить самостоятельно, быть хозяином своей жизни, – рассказывает Юрген. – В новой квартире я наслаждаюсь тишиной и спокойствием. Я избавлен от посторонних звуков, нежелательного общения, могу в любое время послушать музыку, принять душ или включить телевизор. С моим соседом по квартире Карлом-Хайнцем у нас полное взаимопонимание».

Со всеми домашними делами Юрген и его сосед отлично справляются. «Два раза в месяц в квартиру приходит уборщица для генеральной уборки, в остальное время мы поддерживаем чистоту сами. Слепота не мешает мне управляться с пылесосом и шваброй. Стиральной машиной тоже можно отлично пользоваться на слух. И глажка не доставляет особых сложностей».

Юрген умеет готовить несложные блюда: тушеное мясо или рыбу с гарниром, супы, салаты. Обладает он и еще одним навыком, которым гордится. Поселившись в отдельной квартире, он и его сосед всегда дисциплинированно разделяют (сортируют) бытовые отходы, чем вызывают восхищение домоуправа.

Юрген всегда рад гостям. «Ко мне и раньше приходили гости… Но принимать их в своем жилье – это особое чувство. Я не только радуюсь, но и горжусь этим! Даже самый лучший дом инвалидов – это гетто. Люди из «большого мира» приходят туда, улыбаются… Но всегда остается граница. Мы и они. Сейчас этой границы для меня не существует. Я живу так же, как и большинство немцев».

Два раза в месяц квартиру навещает социальный работник, узнать, как дела, нет ли каких-то жалоб или проблем. Обычно проблем не бывает. Юргена знают водители автобусных маршрутов, которыми он пользуется, продавцы близлежащих магазинов, не только продуктовых, но и одежды. Консультанты помогают ему подобрать одежду модного фасона и сочетающуюся по цвету.

Юрген Егер больше не работает телефонистом, он на пенсии, но занимается общественной работой – участвует в деятельности Гессенского регионального отделения Немецкого общества слепых и слабовидящих. Он учит детей из садика для слепых обращаться с белой тростью, играет с ними в настольные и подвижные игры. Еще Юрген посещает клуб любителей прогулок на тандемных велосипедах, а также играет в голбол (игру с мячом для слепых) и, конечно, угощает друзей свежесваренным кофе.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)