Никаких перемен

Выборы в Германии кардинально изменили политический расклад в парламенте. Выбыли бывшие союзники консерваторов либеральная партия СвДП, все остальные решают вопрос коалиций. Чтобы стать вторым голосом в бундестаге, некоторые готовы даже отказаться от своих лидеров. И только за партию Меркель, как и в 2009 году, проголосовало абсолютное большинство.

Сергей Сумленный / redaktion@martens.ru

«Это потрясающая победа, – обратилась канцлер Меркель к своим сторонникам, как только огласили результаты выборов. – Работать мы начнем завтра. А сегодня давайте веселиться и пить пиво», – едва сдерживая ликование, продолжила она. Уже через несколько минут обычно степенная Меркель даже пустилась в пляс, под задорную поп-музыку начала танцевать и вся верхушка ХДС, а стоящие перед сценой молодые активисты прыгали и аплодировали в такт песням.

Результат консервативного блока ХДС/ХСС действительно дает Ангеле Меркель полное право считать себя главным и единственным победителем на выборах. Более 41% голосов, полученных ее партией, – это лучший результат за последние 23 года. По сравнению с предыдущими выборами, консерваторы улучшили свои показатели почти на 8 процентных пунктов. В первую очередь ХДС выиграла, перетянув голоса у своих бывших союзников, либеральной партии СвДП. Их политические метания – отказ от заявленных планов налоговой реформы, невнятная внешняя политика министра иностранных дел Гидо Вестервелле, так и не сформировавшего немецкий подход к «арабской весне», а также постоянная смена руководства – выглядели для избирателей куда менее привлекательно, чем подчеркнутое спокойствие Меркель.

В результате СвДП выбыла из парламента, не дотянув даже до необходимого барьера в 5%. Лидер СвДП Филипп Рёслер, возглавивший партию в период резкого спада ее популярности, уже в день выборов заявил сторонникам, что «принимает на себя ответственность» за ее поражение. На немецком политическом жаргоне это означает, что политик уходит в отставку, о чем официально было объявлено на следующий день. Видимо, примеру Рёслера последует и вся верхушка либералов: Гидо Вестервелле и Райнер Брюдерле. Временным лидером СвДП станет Мартин Линднер, однако неясно, как долго он сможет оставаться у руля партии.

«Падение СвДП было запрограммировано еще четыре года назад. Либералы были опьянены успехом на выборах 2009 года и провели в бесплодных метаниях первые два года», – комментирует их провал шеф-редактор газеты FAZ Гюнтер Нонненмахер. Между тем вылет СвДП из парламента – это удар не только по репутации партии, но по традиционному раскладу сил внутри бундестага.

Уход СвДП с политической сцены означает прощание немцев с либеральными экономическими идеями – точно так же, как стремительный рост популярности только что основанной партии евроскептиков «Альтернатива для Германии», получившей 4,7% голосов, показывает рост антиевропейских настроений в немецком обществе.

На фоне падения СвДП результат социал-демократов кажется не таким уж трагичным. Второй по популярности партии Германии удалось даже несколько улучшить показатели по сравнению с 2009 годом, получив почти на 3 процентных пункта больше. Однако это не приведет к власти Пеера Штайнбрюка. Еще в вечер выборов было очевидно, что социал-демократы готовы принести своего лидера в жертву.

Когда он выступал в штаб-квартире партии и попытался объяснить причины неудачи, возложив часть вины на исполнителей предвыборной кампании, в зале раздались возмущенные возгласы и даже свист. «Мы надеялись на лучший результат – но Пеер Штайнбрюк подтвердил свое прозвище проблемного Пеера», – прямо говорили журналистам активисты СДПГ. За время предвыборной кампании Штайнбрюк успел стать героем всех возможных скандалов. Он заявил, что красное вино дешевле 5 евро за бутылку для него слишком дешевое, зарплата канцлера 120 тысяч евро в год слишком низкая, а также отказался полностью раскрыть объем своих доходов помимо зарплаты депутата парламента. Немцам такое поведение явно не понравилось.

Однако парадокс нынешних выборов, скорее, в том, что в их результате Германия получила весьма левый парламент. Чуть больше половины мест в нем досталось СДПГ, зеленым и левым. Последние неожиданно для всех оказались третьей по значимости партией в бундестаге, опередив зеленых, которые сильно пострадали от всплывших перед выборами скандалов.

В 70-е годы представители этой партии участвовали в дискуссии о декриминализации секса с подростками. Нынешний сопредседатель фракции Юрген Триттин, будучи пресс-секретарем партийной организации, отвечал за издание программы, требовавшей снизить возраст согласия для подростков. Разумеется, сегодня такие высказывания выглядят более чем скандально, и еще большим скандалом для избирателей стало то, что зеленые до сих пор не провели открытой дискуссии о неприятных моментах своего прошлого.

Несмотря на то, что у трех левых партий имеется формальное большинство голосов, тройственного левого союза в бундестаге все же не получится, как не получится и правительства меньшинства СДПГ и зеленых при поддержке левых. Причина этого проста. Многие социал-демократы считают партию левых прямой наследницей правившей в ГДР партии СЕПГ. Шлейф тоталитарного прошлого делает эту партию в глазах многих недопустимо радикальной. Какие последствия это может иметь сегодня, можно проследить по ситуации в федеральной земле Гессен, которая сложилась всего 5 лет назад. После местных выборов социал-демократы и зеленые могли бы создать правительство меньшинства, если бы их поддержали левые. Лидер местной СДПГ Андреа Ипсиланти попросила левых оказать такую поддержку – однако против этого решения восстали депутаты от СДПГ. В ходе голосования в парламенте за кандидатуру премьер-министра Гессена четыре депутата от СДПГ отказались голосовать за своего лидера – и в итоге поддержки левых не хватило на то, чтобы избрать Ипсиланти. В нынешнем бундестаге сложился точно такой же расклад: по последним данным, у возможной «красно-красно-зеленой» коалиции преимущество всего в три голоса. Это значит, что стоит всего трем депутатам от СДПГ или от зеленых отказаться идти на союз с наследниками коммунистов, как на коалиции можно поставить крест.

Именно поэтому можно быть уверенным: новым канцлером Германии будет Ангела Меркель, и весь вопрос лишь в том, с кем из двух партий: СДПГ или зелеными – она заключит коалиционный договор. Пока что все говорит о том, что Меркель сделает выбор в пользу «Большой коалиции» с СДПГ – слишком разные политические программы имеют христианские консерваторы и зеленые. Впрочем, для социал-демократов союз с Меркель будет означать необходимость избавиться от Пеера Штайнбрюка – амбициозный политик неоднократно заявлял, что ни при каких обстоятельствах не согласится стать номером два в правительстве под руководством Меркель.

Обычно после выборов в Германии решают, кто будет министром иностранных дел, а кого назначат канцлером. Первого традиционно предлагает меньшая партия в коалиции. Если ей будут зеленые, то от такого правительства стоит ожидать гораздо более выраженной ориентации на западные ценности.

В этом случае тема соблюдения прав человека – особенно в отношениях России и Германии – будет возникать вновь и вновь. Как следствие более агрессивной политики, наши страны могут отдалиться друг от друга. За последние два года мы тоже пережили серьезные споры, но сохранили хорошие отношения как на государственном, так и на экономическом уровнях. Их нужно сохранить, поэтому более разумной коалицией мне кажется союз ХДС и СДПГ.

Тогда отношения России и Германии будут развиваться в довольно предсказуемом, стабильном русле. Наши страны давно достигли согласия по основным проблемам в Европе и имеют общие интересы. Как стимулировать курс евро, как найти золотую середину между проявлением солидарности и экономией средств – все эти вопросы тесно связывают Россию и Германию на финансовом и потребительском рынках. В области оборонной политики Германия также должна много работать с Россией. Это касается свежих конфликтов с Израилем, Сирией и тех, что еще дают о себе знать, – в Иране и Афганистане. Главная цель в будущем – сохранять стабильность. За это и голосовали в Германии, поэтому, возможно, вопрос об отношениях с Россией не так часто поднимался в предвыборных дискуссиях.

Эвальд Бельке, директор Центра имени Бертольда Бейца при Германском совете по внешней политике

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *