Вспышка в прошлом

Стеклянные пластины, покрытые серебром, диковинные растворы и старинные объективы ручной работы – с таким багажом российский немец Артем Уффельман приехал в Поволжье. Два месяца кропотливой работы, и десятки фотографий в технике XIX века делают прошлое его земляков чуть ближе. На остовах церквей, как и раньше, звонят колокола.

Артем Уффельман готовит к съемкам старинный объектив

-Артем, когда Вы переехали в Германию?

-Моя семья потянулась туда вслед за родными в 1995 году. Больше всех радовалась переезду моя бабушка – она, наконец, оказалась дома. Перенеся множество лишений и ударов судьбы, все эти годы она, как и многие поволжские немцы, берегла старую лютеранскую Библию, которая вернулась вместе с ней в Германию. А я привез туда старенький «ФЭД», папин подарок.

-Откуда Ваша семья?

-Мои бабушка и дедушка были немцами Поволжья. Они росли в соседних колониях Брунненталь и Ней-Хуссенбах в Краснокутском районе Саратовской области. Их предки были простые люди, крестьяне. Еще были в нашем роду мельники. Бабушка и дедушка поженились и там же на Волге появились на свет две мои тети. Зимой 1941 года, когда началась война, их семью депортировали в Сибирь. Собирались наспех, уезжали в вагонах для животных. Село Любомировка Омской области надолго стало второй малой Родиной моей семьи. Там в 1955 году и появился на свет мой папа.

Где прошло Ваше детство?

-Я сибиряк, родился в Тобольске, где мой отец служил летчиком. Все детство я слушал его рассказы о том, как он летал в Заполярье, меня увлекала романтика неба, и я подолгу рассматривал его фотографии. Потом мы переехали на Кавказ, где я пошел в школу. Тогда-то я и сделал свой первый снимок. Помню как сейчас – на нем были мои друзья-мальчишки на мостике через горную речку Подкумок.

-Как Вы решили сделать такой проект?

– В детстве мы сестрой часто гостили у бабушки в Омске. Там все дышало немецкой культурой, там я услышал немецкую речь, узнал бабушкину историю. Бабушка вспоминала родники около деревни. Таких крупных, сочных и вкусных яблок, по ее словам, не найти нигде! Повзрослев, осознал, что хочу увидеть те места, о которых знал лишь по ее рассказам. К тому же мало кто в Германии помнит о существовавших когда-то немецких поселениях в России. А ведь по историческим меркам это было не так давно. И совсем немногие видели то, что осталось на их месте.

– И что же?

– Яблочных садов больше нет. Как и родного дома. Церковь в Бруннентале была деревянная, и от нее тоже ничего не осталось. Зато все еще стоит  кирпичная школа, в которой училась моя бабушка. В этом здании и сейчас преподают детям.

– Почему Вы выбрали старую технику фотографии?

– Фотографии-амбротипии были распространены в 19 веке. Именно на это время пришелся и расцвет немецких колоний на Волге. Мне хотелось посмотреть на историю через старинный объектив, почувствовать правильный язык разговора с ней и показать, как далеко от нас настоящее этих колоний.

– Как Вы узнали об амбротипии?

– Я сам искал информацию в специальных старых источниках, и теперь занимаюсь ей уже несколько лет. Это очень трудоемкий процесс, требующий знаний в химии, оптике и истории фотографии. Изображение получается на посеребренной пластине из стекла. В течение нескольких минут я должен успеть покрыть стеклянную пластину светочувствительным слоем, сфотографировать и проявить ее, пока этот слой не высох. Все химические растворы, а также кассету для защиты стекла от света я делаю сам. Для фотографирования использую старые объективы, сделанные вручную. Кстати, однажды, листая одну из книг по амбротипии, я и вспомнил о давней мечте посетить Поволжье. Эта идея увлекла и моих друзей, немцев из России. Они стали привозить мне карты колоний, в которых когда-то жили их родные.

-Как Вы выбрали маршрут своего путешествия?

-Просто решил проехать по бывшим колониям от Волгограда до Красного Кута вдоль берега Волги и сфотографировать все уцелевшие немецкие церкви.

Какие впечатления остались от этого проекта?

– Мне запомнились обдуваемые со всех сторон поля, величественная река Волга и, конечно, заброшенные страдалицы-церкви, безмолвные свидетельницы забытой истории, в которых некогда по воскресным дням встречался весь приход. Эти здания были центром жизни каждой колонии. При первом взгляде на них создается впечатление, что это памятники религиозной жизни средних веков, хотя на самом деле им едва ли исполнилось сто лет. Время и люди сделали свое дело и вскоре эти уникальные сооружения могут вообще исчезнуть.

-Каковы Ваши творческие планы?

-Летом будет праздноваться 250 лет со дня издания указа Екатерины о приглашении немцев в Россию. К этому времени мне бы очень хотелось завершить мою серию о Поволжье: сфотографировать другие здания, оставшиеся от немцев, и сделать серию портретов их потомков из России, которые жили на Волге.

 

Интервью вела Надежда Рунде

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *