«Великая историческая личность»

Добрых полвека занимается Гюнтер Крузе изучением родословной Ленина. При этом он в теме, как никто другой: 87-летний житель Байройта сам связан с революционером родственными узами. В день 150-летнего юбилея Владимира Ульянова «МНГ» расспросила историка-генеалога о немецких корнях вождя мирового пролетариата.

Гюнтер Крузе в гостях у племянницы Ленина Ольги Дмитриевны Ульяновой (2006, Москва) / Из архива Гюнтера Крузе

Господин Крузе, даже если вас уже не раз спрашивали, можете объяснить, какая у вас степень родства с Лениным?

Начнем с прадедушки Ленина – некоего Иоганна Готтлиба Гроссшопфа из Любека. Самое раннее в 1787 году, самое позднее – в 1790-м, точнее сказать нельзя, он, будучи коммерсантом, приехал в Санкт-Петербург. У него было много детей, среди них – дочь по имени Анна и сын Густав Адольф, мой прадедушка. Дочь Анны Бланк, Мария, – это мать Ленина. Моя мама – троюродная сестра Ленина. Но так как у него вроде не было детей, то я уже представитель следующего по порядку поколения.

«Вроде», говорите вы. Есть повод для сомнений?

Все время высказываются предположения насчет внебрачных детей. Например, Neue Zürcher Zeitung как-то просила меня сдать тест ДНК, потому что в Швейцарии кто-то считал, что он происходит от внебрачного ребенка Ленина. Его доводы были не столь уж плохими, но тест дал отрицательный результат. Не так давно со мной связался один русский. Звучало все очень убедительно, но у господина не было возможности приехать в Германию. Когда он все-таки на пару дней приехал сюда, у нас не получилось, к сожалению, встретиться.

Выглядит так, будто именно к вам сразу обращаются все те, кто хочет провериться на возможное родство с Лениным.

Это потому, что здесь, на Западе, нет другого, более близкого родственника Ленина, с которым можно пообщаться. Мои сестра и брат умерли, еще один брат находится в доме престарелых.

В вашей семье есть еще кто-то, кто так интересовался бы родством с Лениным?

Нет. У меня две дочери. Они благожелательно относятся к тому, что делает их отец, но сами активно не интересуются. По крайней мере у меня сложилось такое впечатление.

Тогда попробуем с другого конца. Насколько важно было немецкое родство для Ленина?

Это было очень важно, по крайней мере, для матери Ленина. Я где-то читал, что в определенные дни недели семья говорила только по-немецки. Прививались немецкие ценности: прилежание, пунктуальность и так далее. Отмечалось немецкое Рождество, с елкой. Поощрялась любовь к немецкой музыке. Все это, конечно, повлияло на Ленина. Он, например, тонко чувствовал музыку.

Современники в России знали о немецких корнях их вождя? Какую позицию занимал Ленин по этому поводу?

Ленин не делал тайны из своих немецких корней, но и не трубил об этом на каждом углу. Он не владел точной информацией, родословная его не очень интересовала. Но он знал об этом, и если его спрашивали, мог ответить. Немецкие и шведские предки Ленина стали секретом полишинеля в Советском Союзе лишь после его смерти. Постепенно об этом было все больше информации. Когда к власти пришел Сталин, появилась новая доктрина, а именно: гений такого масштаба, как Ленин, может быть только русским. С такой установкой уже нельзя было говорить о предках других национальностей, даже спекуляции на эту тему были запрещены. Только при Хрущеве ситуация изменилась, и информация стала постепенно просачиваться. Так как в России об этом открыто не говорилось, о том, что у Ленина были западные корни в Германии, до 1960 года было практически неизвестно.

Если долгое время о немецких корнях Ленина почти ничего не было известно, как вы сами узнали о них?

Благодаря статье в Spiegel. Журнал как-то, еще до 1970 года, опубликовал материал о Ленине. Я тогда как раз выписывал это издание. В каком-то предложении было мельком упомянуто, что у него был предок по фамилии Гроссшопф. Моя мама – урожденная Гроссшопф, и фамилия эта не очень употребительная в Германии. Это меня зацепило. Потом я наткнулся на написанную к 100-летию Ленина научную статью историка Адальберта Бауэра, которая сыграла решающую роль для меня. Я связался с ученым. Постепенно становилось ясно, что между нами есть связь.

Что значит для вас этот 150-летний юбилей?

Для меня лично этот юбилей такой же, как другие. Но круглая дата подталкивает к размышлениям о том, кем был этот человек на самом деле. Ленин хотел многого и, возможно, важного. Он хотел привести простой народ к состоянию совершеннолетия – путем мировой революции. Это было его великой целью. С сегодняшней точки зрения это утопия, она провалилась и потом еще была перечеркнута Сталиным. Но ясно одно: Ленин был великой исторической личностью XX века. Других такого масштаба не было.

Беседовал Патрик Фолькнант

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)