Судьба женщины в истории немецкого языка

Пятьдесят лет назад из немецкого языка исчезло слово «фройляйн» (нем. Fräulein). Почему это обращение к девушкам считалось оскорбительным? Как за несколько веков «баба» (das Weib) превратилась в «женщину» (die Frau)? История о том, как немки «победили» немецкий. Международному женскому дню посвящается.

Иллюстрация Камиля Исянова

В чем разница между немецкими обращениями к женщине: «Weib», «Frau», «Dame», «Fräulein»? Все дело в смысловых оттенках, конкретной языковой ситуации и немецкой истории.

Жена господина

Существует несколько версий происхождения слова «Weib». Одна из них утверждает, что оно восходит к германскому «wiba» – «покрывало, вуаль» и могло обозначать еще «укрытую вуалью невесту». Другая версия связывает происхождение «Weib» с индогерманским словом «ueib» – «двигаться, покачиваясь». Насколько эти догадки верны, сказать сложно, но с уверенностью можно утверждать, что словом «Weib» или «daz wîp» (средневерхненемецкий язык) называли любую женщину вне зависимости от ее возраста, социального статуса или семейного положения. Во всяком случае на это указывает известный немецкий филолог Гейнц Рёллеке в своей статье «Weiber, Frauen, Damen». И только с появлением дворянского/господского сословия, были введены в обиход новые обозначения: frô (der Herr, господин) и frô-we (die Herrin, госпожа в значении супруга господина). Именно от слова «frowe» было образовано новонемецкое «die Frau», а корень frô можно считать признаком расцвета патриархата. Кстати, имя скандинавской богини любви и плодородия Фрейи (нем. Freyja) также восходит к германскому «frowe».

Устаревшее обращение


Если появилась «Frau», то исчезло ли из обихода обозначение «Weib / wîp»? Не исчезло и продолжало существовать, потому что «frowe» указывало преимущественно на замужний статус женщины, незамужних продолжали называть «wîp». Но и тут есть нюанс. В «Песне о Нибелунгах» находим цитату: «… weinten mit den vrouwen der guoten burgære wîp» (рядом с благородными дамами (vrouwen) плакали жены (wîp) добрых горожан). Если сравнить оба слова с социальной точки зрения, то может показаться, что «frowe» в некотором плане «выше», чем «wîp». Однако в текстах миннезингеров, например, Вальтера фон дер Фогельвейде «wîp» используется наравне с «frowe». Более того, фон дер Фогельвейде подчеркивает, что в вопросах любви и чувственности «wîp» находится на той же ступени, что и «frowe», а, может, даже и превосходит ее.

В позднем Средневековье в процессе формирования нового сословного общества и укрепления класса бюргеров, последние, надеясь встать на одну ступень с дворянами, стали активно использовать «благородные» обозначения. Каждую женщину следовало называть «Frau», а «das Weib» («wîp») постепенно стало утрачивать свой нейтральный характер, превратилось в «бабу» – применялось с презрительной интонацией. Хотя по литературным текстам это не всегда заметно. Так, у Гёте в «Фаусте» встречаем слова Мефистофеля, который при первой встрече с Гретхен говорит Фаусту: «Das ist ein Weib wie auserlesen zum Kuppler- und Zigeunerwesen!» (Эта женщина словно выбрана для сводничества и цыганских штучек.) Может показаться, что Мефистофель пренебрежительно говорит о девушке, но из контекста становится ясно, что это не так. «das Weib» часто использовали как устаревшее обращение к женщине.

Подтверждение этому тезису можно найти в словаре Аделунга 1793 года: «1. Eine Person weiblichen Geschlechtes, ohne Rücksicht auf Alter, Stand und Heirath. 2. Eine verheirathete weibliche Person, eine Frau.» (1. Женщина без учета возраста, социального статуса и семейного положения. 2. Женщина, замужняя женщина). А в лексиконе Гердера 1857 года видим такое определение: «Weib, die allgemeine Bezeichnung des dem Manne gegenüberstehenden Geschlechts (s. Geschlecht); eines verheiratheten Individuums dieses Geschlechts» (Всеобщее обозначение пола, противопоставленного мужскому. Замужний индивидуум этого пола).

Модный французский титул


На протяжении нескольких столетий существовало два основных понятия-обозначения женщины. Но на рубеже XVIII–XIX веков в обиход вошло еще одно слово, имевшее, правда, французские корни: «die Dame». Появление «дамы» было связано, возможно, с модными течениями и стремлением женщин как-то выделить свой социальный статус. Таким образом, вместо привычного «Hausherrin» (Hausfrau) стали говорить «die Dame des Hauses». Но проблема состояла в том, что с постепенным отказом от всего французского (в первую очередь, из-за Наполеоновских войн) к «благородному», «высокому» значению титула «die Dame» прикрепилось второе, менее знатное – «die Mätresse» (любовница, женщина легкого поведения). В своем знаменитом романе «Эффи Брист» Теодор Фонтане использует слово «die Dame» как раз в этом втором значении: «Sie war überhaupt keine Frau, im günstigsten Falle war sie eine Dame, das sagt alles» (Она вообще не была женщиной, в лучшем случае дамой, этим все сказано). Но и здесь есть один нюанс. Дело в том, что обозначение «die Dame» использовалось и используется также в шахматах и картах. Поэтому вторичное, низкосоциальное значение слова утратило свой чрезвычайно экспрессивный характер.

Ни какие не девочки

Еще одно «женское слово» – «Fräulein» (фройляйн). Долгое время оно было всего лишь уменьшительно-ласкательной формой от «frouwe» и не имело никакого отношения к семейному положению девушки. Незамужнюю женщину называли «juncfrouwe» (молодая госпожа), а служанок молодой госпожи – «die Jungfrau». Но после того как в средневековых мистических учениях обозначение «die Jungfrau» стали использовать лишь в отношении «Девы Марии», «Fräulein» заняла свое законное социальное место, хотя в бюргерских кругах в ходу были и другие формы: «Jungfer» oder «Mamsell». Однако в XIX веке эти две формы приобрели негативную окраску, например, «alte Jungfer» – старая дева.

К началу XX века слово «Fräulein» также утратило свою изначально нейтральную социальную окраску. Так стали называть незамужних (обязательно!) работающих девушек с низкой заработной платой: секретарши, продавщицы и т.п. В ходу также было обращение «Fräulein Lehrerin» (госпожа учительница). Как только «Fräulein» выходила замуж, она становилась «Frau» и переставала работать, поскольку в этом больше не было необходимости, или муж запрещал такую деятельность.

В начале 1950-х годов в Федеральное министерство внутренних дел Германии стали приходить многочисленные письма и жалобы от девушек со следующими словами: «Ich bin keine alte Jungfer, sondern eine Frau, die mitten im Leben steht, bin Einkaufssekretärin für Damenoberbekleidung in einem Konzern». (Я вам не старая дева! Я женщина в самом расцвете лет, я секретарь по закупке верхней одежды в крупном концерне) или «Es ist doch so, dass das Fräulein in Handel und Verkehr die kleine Frau ist, die danach behandelt wird» (Что же это такое! С женщиной в сфере торговли и транспорта обращаются как с девочкой). И: «Man wird belächelt und als minderwertig behandelt» (Надо мной смеются и считают неполноценной). Женщины протестовали не только против уменьшительного суффикса -lein, но и против социального неравенства, поскольку в немецком языке не было соответствующего «мужского» эквивалента.

Тогда бюрократическая машина пришла в движение, и в 1971 году МВД Германии объявило о прекращении использования слова «фройляйн» в федеральных органах власти; указом от 16 января 1972 года термин «фройляйн» был отменен.

В середине 1970-х годов последний официальный бланк, на котором фигурировала «фройляйн», был уничтожен.

Не отставала и католическая церковь. Она заменила в немецком варианте молитвы «Ave Maria» устаревшее, уничижительное с современной точки зрения слово «das Weib» на более нейтральное «Frau».

Андрей Кухтенков

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)