Спешите делать добро

Завершился объявленный Международным союзом немецкой культуры Год социальной работы в пользу российских немцев. Что изменилось за это время? Что еще предстоит сделать? МНГ продолжает подводить итоги: в ноябре мы уже рассказывали о работе центров социальной помощи, действующих в 11 регионах России.

Год 70-летия депортации российских немцев решено было считать Годом социальной работы в МСНК: предполагалось наладить систему организации помощи трудармейцам, репрессированным и незащищенным слоям населения, охватить как можно больше людей, нуждающихся в помощи, и подготовить специалистов, которые будут работать на этом поле.

Идею одобрили многие. Об этом свидетельствуют и результаты опроса, проводимого порталом RusDeutsch при подготовке этой публикации. Лишь 10% посетителей портала не знали о такой инициативе. 35%, принявших участие в голосовании, считают, что идея была хорошей, впрочем, «это капля в море по сравнению с тем, что нужно сделать». Чуть меньше трети опрошенных вообще не заметили никаких изменений. Каждый пятый положительно оценил и мероприятия, и их количество.

Наталья Демпке, председатель Совета по социальной работе, считает, что одна из основных целей Года достигнута: «Самое главное – создана система». Она охватывает все регионы России, где действуют центры встреч. В 11-ти субъектах федерации были созданы центры социальной помощи, действующие на средства гранта Национального благотворительного фонда. Координируют их деятельность Совет по социальной работе и проект-менеджер в бюро МСНК.

«Конечно, было бы лучше, если бы таких центров было больше: работа в рамках гранта Нацфонда все-таки дисциплинирует людей, – высказывает пожелание Наталья Ивановна. – В других регионах все происходит на общественных началах».

Скучать социальным работникам в прошлом году не пришлось. Помимо оказания консультационной, материальной, психологической помощи трудармейцам, репрессированным, узникам и другим социально незащищенным группам населения, они принимали участие в обучающих семинарах, которые проходили как в России, так и в Германии, повышали свою квалификацию, что было подтверждено сертификатами государственного образца. Одна из встреч прошла в формате круглого стола, за который пригласили и представителей лютеранских кирх. Все спорные вопросы решить не удалось, но диалог начался. Социальные работники открыли новые возможности для сотрудничества с коммерческими организациями и компаниями (например, Metro), которые помогают центрам необходимыми вещами. Расширяется партнерство с Немецким Красным Крестом (DRK): теперь, получив информацию, за помощью в эту благотворительную организацию, вернее, в ее филиал в Гамбурге, обратились из тех регионов, которые раньше не работали с DRK. Стали налаживаться контакты с органами местного самоуправления. Так, Министерство социальной защиты населения Свердловской области разослало в соответствующие областные структуры письма с просьбой поддержать деятельность центра социальной защиты. Но в этом направлении предстоит еще многое сделать.

Елена Гейдт, член Совета по соцработе из Маркса, напутствует: «Хочется пожелать общественным организациям российских немцев более тесного сотрудничества с органами местного самоуправления в вопросах поддержки социально незащищенных граждан. Российские немцы являются гражданами РФ и имеют право на получение различных льгот в соответствии с законодательством РФ». Необходимо привлекать к социальной работе волонтеров. «В Германии уверены, что проводить ее без добровольцев невозможно», – подчеркивает Наталья Демпке, рассказывая о «потрясающей системе социальной работы в Германии».

В прошлом году наши соцработники и активисты центров встреч охватили большее количество людей, нуждающихся в помощи, чем это было ранее. Кому-то удалось это сделать за счет уменьшения веса посылок, кому-то, благодаря привлечению дополнительных ресурсов. Но до всех дойти все равно тяжело, особенно до тех, кто живет в отдалении от центров встреч. В одной только Ом­ской области проживает около 1000 немцев, родившихся до 1930 года. В этом регионе было разослано около 650 посылок. «Доставка гуманитарной помощи всегда сопряжена с транспортными расходами, которые не были профинансированы», – сетует Ольга Щетинина из поселка Москаленки Омской области. «Основная сложность была в доставке продуктовых наборов в отдаленные от Оренбурга места, пришлось подключать местные власти к поиску транспорта», – подтверждает оренбуржец Леонид Райзих. Не хватает и средств на телефонную связь, жалуется Наталья Терпелец из Нижнего Тагила: «Даже просто позвонить и поздравить с днем рождения не на что». А ведь внимание к подопечным в социальной работе очень важно.

Особенно когда им нередко приходится сталкиваться с равнодушием в ведом­ствах социальной защиты.

Пожилые люди рады помощи – посылкам, медицинскому оборудованию. А вместе с ней и оказанному вниманию. «Спасибо тем, кто не забывает и заботится о нас, стараясь хоть как-то сгладить вину тех, кто вольно или невольно стал причиной наших бед и неудач», – говорит Василий Морозов (Гизбрехт) из поселка Чебеньки Оренбургской области.

То, что социальная работа – это больше, чем доставка гуманитарной помощи, напоминает и Петр Штарк из Домодедово. В 1943 году его, пятилетнего, разлучили с матерью. Из книги «Гордое терпение», которую он увидел в Саратове, куда приехал отметить вместе со многими российскими немцами памятную дату 70-летия депортации, Штарк узнал, что мать была в Тагиллаге. Он обратился в центр социальной помощи Свердловской области. Матери уже в живых не было, но нашлась сестра, с которой они теперь общаются. «Слова благодарности, которые мы услышали, были высшей похвалой», – рассказывает Наталья Терпелец, подводя итоги Года социальной работы.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *