Приверженность и признание

Статья в прошлом номере «МНГ» о семьях российских немцев, которым было отказано во въезде в Германию как поздним переселенцам, вызвала заметный резонанс. Она же заставила еще раз взглянуть на удручающие результаты Всероссийской переписи населения. Что объединяет эти две темы?

Кого считать в России немцем? (Фото: МСНК)


Наивысший приоритет для уполномоченного

История вокруг спорных критериев подтверждения приверженности к немецкому народу (нем. Bekenntnis) волнует не только российских немцев, которым было отказано в праве на переезд в Германию. Появились и заявления официальных лиц.

Так, уполномоченный федерального правительства Германии по делам переселенцев и национальных меньшинств Натали Павлик в сообщении для прессы 22 февраля призвала проанализировать практику рассмотрения заявлений от немцев из России, Украины и Казахстана: «Предпосылки для приема поздних переселенцев нужно адаптировать к той ситуации, в которой сегодня оказались пострадавшие. Речь, во-первых, о критерии, учитывающем однажды сделанное заявление о принадлежности к этносу, отличному от немецкого. И во-вторых, о том, что заявитель вынужден был в условиях военных действий покинуть Украину. Наличие одного или другого фактора в биографии заявителей приводит к росту числа отказов, а также к страхам и разочарованию этих людей». Уполномоченный заверила, что ее команда уже разбирается с обозначенной проблемой. «Для нас это сейчас наивысший приоритет», – подытожила Павлик.


Плохие цифры, плохие прогнозы


Но, как часто бывает, стоит потянуть за ниточку – выкатится клубок проблем. Есть сложности, вызванные толкованием критериев признания немецкой идентичности. Их разрабатывает германская сторона, ей и решать этот вопрос. Но проблема с приверженностью к немецкому этносу существует и в стране исхода. Ведь под термином «Bekenntnis» бюрократическая машина понимает не только декларирование человеком собственной идентичности, но и ответное признание ее со стороны государства – все те документы, в которых указывается или указывалась национальность. А с этим в России не всё благополучно.

Эта проблема, в частности, выражается в фантастически низких результатах Всероссийской переписи населения 2020 года по целому ряду национальностей. Немцы в их числе. Как так случилось, что немецкое население России за 10 лет сократилось вдвое, как это следует из результатов переписи? И почему эксперты по вопросам национального состава населения давали очень пессимистические прогнозы по поводу цифр в переписных листах.


Справедливая критика

Кажется, методику проведения переписи и ее результаты не критиковал только ленивый. Один из самых провальных пунктов в ней – данные о национальном составе. По результатам переписи 16,6 млн человек вообще не имеют записи в графе «нацио­нальность». И это, может быть, тоже сильно преуменьшенный показатель: исследователи из «Левада-Центра» (признан иностранным агентом) утверждают, что в переписи в еще ковидный год приняли участие лишь 57% россиян. По словам известного демографа Алексея Ракши, «с переписью этого года работать вообще невозможно, можно просто выкинуть ее результаты». Это была худшая перепись за всю историю России начиная с 1897 года, когда переписали население Российской империи, считает эксперт.

Результатами по национальному составу крайне недовольны не только немцы. Татары, одна из самых устойчивых наций в Поволжье, по словам Алексея Ракши, сократились на 600 тыс. Куда они делись? Журналист из Казани Рамис Латыпов побывал в татарских селах, расположенных на территории соседней республики, Башкортостана. По официальным данным, 90% местных жителей там записаны башкирами, хотя на самом деле они – татары.


Немцы по обе стороны границы

В Самоорганизации немцев России не видят большого демографического провала в отношении российских немцев. Елизавета Граф, возглавившая осенью 2022 года Международный союз немецкой культуры, находит результаты переписи «странными». «Возьмем Омскую область, в которой я живу. Судя по тому, сколько человек приходит на мероприятия центров встреч, в частности Культурно-делового центра российских немцев Омска, число немцев должно было остаться примерно на том же уровне, что было и пять лет назад», – говорит Елизавета Граф.

Омская область показательна не только тем, что в ней большое количество компактно проживающих немцев. Эта область граничит с соседним Казахстаном, где немцы не жалуются на результаты переписи: там их количество за 10 лет официально увеличилось!

Почему? Да, немецкая эмиграция из России в Германию есть: с 2011-го по 2021 год, по данным Федерального административного ведомства (BVA), страну покинули 26 619 человек, получивших статус поздних переселенцев, а также членов их семей. Но и из Казахстана немцы репатриируются на историческую родину, и не менее активно. Да, есть процессы естественной убыли населения. Но как раз в 2013–2015­  годах в России наблюдался естественный прирост населения. Кроме того, показатели рождаемости у немцев по обе стороны российско-казахстанской границы примерно одинаковые. Наконец, сохранять немецкую идентичность казахстанским немцам ничуть не легче, чем российским. Даже сложнее: до 2022 года с первого класса в Казахстане дети должны были изучать три языка  – казахский, русский и английский. Для изучения немецкого у многих уже не оставалось времени. И при этом в Казахстане плюс 50 тыс., а в России минус 200 тыс. – по официальным данным!

Многие демографы предлагают просто ориентироваться на Всероссийскую перепись 2010 ­года. Результаты нынешней и прогнозы экспертов по поводу этих результатов не имеют отношения к реальному количеству представителей той или иной национальности в России.

Конфессиональная принадлежность


Куда больше, чем перепись, о количестве немцев в России говорят данные о религиозной принадлежности россиян. Справочник Catholic-Hierarchy оценивает количество приверженцев католицизма в России в 789 тыс. человек. Понятно, что за этой цифрой стоят не только немцы, но и украинцы, белорусы, русские и представители других национальностей. И все-таки немцев среди католиков немало. Как и среди лютеран, которых в России насчитывается около 170 тыс.

А ведь еще есть баптисты, есть меннониты, которые в очередной раз фигурируют в переписи не как представители религиозной конфессии, а как народ. За десять лет его численность «сильно» увеличилась: с 4 человек в 2010 году до 5 в 2020-м. Как можно серьезно относиться к этим цифрам, если в традиционных меннонитских селах, таких как Солнцевка и Аполлоновка в Омской области, живут сотни приверженцев этой конфессии? По одним только данным о религиозном составе населения России можно сделать вывод, что немцев в стране куда больше. А ведь не все немцы верующие. И этот факт тоже нельзя сбрасывать со счетов.


Повод для беспокойства

Натали Павлик в своем сообщении говорила о «страхах и разочаровании» тех, кто получает отказ из BVA. Плохо то, что опасения по поводу какого-то неправильного выражения приверженности касаются не только взаимоотношений с германской бюрократией. Получившие отказ на въезд в Германию российские немцы, которые пришли рассказать об этом в редакцию «МНГ», говорили и о последствиях декларирования своей немецкой идентичности в России. Среди прочего прозвучали слова о «безопасном Bekenntnis».

Мы не видим никакой дискриминационной государственной национальной политики. На­­оборот, представители Федерального агентства по делам национальностей – частые и почетные гости на всех «этнических» мероприятиях, в том числе немецких. Уже давно нет отметки о национальности в российских паспортах. Все равны и все нужны. Но, как видно, тревога осталась. Что это – историческая память или психологический дисбаланс, вызванный событиями сегодняшнего дня? Так или иначе, на это стоит обратить внимание и работать с этим.

Игорь Березин

Tolles Diktat 2024
 
Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)