Письма счастья

В конце 1990-х Александр Беккер из Ухты прославился в немецком молодежном движении России тем, что перекладывал традиционные песни российских немцев на современный лад и исполнял их на встречах молодежи. Сегодня он вновь обращается к предыдущему столетию: в мае вышел его альбом «Письма в прошлый век». В интервью «МНГ» музыкант говорит о своем творчестве.

Бейкерстрит: Саша, Гена, Оливер, Волтэр / Из личного архива


Почему «Письма в прошлый век»? Ностальгия по тем десятилетиям, которые вы успели застать?

Конечно, нет. Я пишу о прошлом для понимания настоящего и будущего.

Что бы вы сегодня действительно написал себе, молодому человеку, только вступающему в жизнь в конце 1990-х?

Будь честен с самим собой.

Как с тех пор сложилась ваша жизнь?

Если коротко, то я стал счастливым человеком. Наверное, чтобы понять это, надо было пройти много испытаний в жизни.

А если не настолько коротко?

Я русский с немецкой фамилией. Папа у меня немец, мама – русская. Я вырос в семье инженера и учителя, 1990-е прожил от звонка до звонка в России. Это было непросто, по крайней мере, в нашем регионе. Да и климат у нас тяжелый. В общем, мы приняли семейное решение переехать в другое место. Сначала думали о Подмосковье, моя мама родом оттуда, там родственники. Но по экономическим причинам легче было переехать в Германию, и мы поехали туда. Я пошел учиться в университет по направлению «машиностроение», после вуза – на завод. А потом открыл свою фирму. Живу в Гессене.

Ваш бизнес связан с Россией?

Он связан со Средней Азией. Так сложилось. Когда я пришел в середине 2000-х на завод, который выпускал оборудование для мясоперерабатывающей промышленности, то он уже хорошо работал с Россией. В Казахстан, Узбекистан даже не хотели идти – настолько много заказов было из России. Мне сказали: «Попробуй что-то сделать». Помню, как я, пацан, приехал в Алма-Ату участвовать в какой-то выставке. Увидел горы. И влюбился в них. С тех пор я специализируюсь на рынке Казахстана и Узбекистана. Конечно, со временем я начал работать и с Россией, и с Украиной, Белоруссией. Но любовь к Средней Азии осталась.

Я еще помню, как в 1990-х вы исполняли, наверное, самую известную песню российских немцев «Schön ist die Jugend» в стиле фолк-рок на мероприятиях Немецкого молодежного объединения. Получилось продолжить начатое в Германии?

Когда я жил в России, мне нравилось брать немецкие народные песни и преображать их на современный лад. Это было необычно. Это сейчас не проблема прослушать немецкую песню в России, а в 1990-х немецких групп там не было.

Приехав сюда, мне захотелось петь по-русски. Я понимал, что публики может быть недостаточно, хотя русских тут много. Но мне было все равно. Музыка помогла мне преодолеть те изменения в душе, которые неизбежно происходят, когда ты попадаешь в совсем новую среду. Даже если ты переезжаешь в благополучную страну, это в любом случае сложно. Ты никому не нужен. Тебя никто не знает. Никто не знает даже, как с тобой общаться. Новое состояние сподвигло меня к тому, чтобы писать песни, петь.

Для кого вы поете?

Часто для себя. Конечно, мне хочется быть услышанным. Кроме того, у меня есть группа «Бейкерстрит». Если мы выступаем, то исполняем не только свои песни, но и каверы, в основном рок и блюз, рок-н-рол. Мы получаем удовольствие от этого. Сегодня нас можно слушать где угодно: технические средства позволяют выкладывать свое творчество на любых стриминговых площадках. Мы есть во многих соцсетях. Жаль, конечно, что сегодня вводятся ограничения на использование некоторых площадок.

Почему ваши песни на русском?

Это мой родной язык. Я его очень люблю, я на нем чувствую. Говорить, думать я могу и на русском, и на немецком. А вот чувствовать – только на русском.

Русофобия вас не коснулась?

У меня есть знакомые, которым стыдно, что они говорят по-русски. Я от таких людей отворачиваюсь. Для меня это предательство самого себя. Речь даже не о родине. Если ты родился, стал говорить, мыслить на этом языке, а потом говоришь, что тебе стыдно, что так было – это безумие.

Нынешний альбом – какой для для вас по счету?

Всего у меня вышло семь альбомов, с тех пор, как я стал заниматься музыкой. Но официально только два. В мае – «Письма в прошлый век», в начале этого года – «Труба».

Дело – труба, или для вас это слово что-то другое означает?


Труба – очень многозначное понятие в русском. Это же и прекрасный музыкальный инструмент. И газовая труба, и выхлопная. Я писал песни для этого альбома несколько лет, но вышли они под одной обложкой именно сейчас и стали актуальными. Считаю, у альбома всегда должен быть один посыл, стержень. А песни могут быть разные. И все они будут усиливать эффект восприятия от того, что ты можешь сказать словами.

Планируете уже новый альбом?


Мы готовим пластинку «Блюз моих друзей». Она выйдет уже в этом году. Это будет рок-н-рол и блюз на стихи, которые написали мои друзья, потрясающие, талантливые люди, и несколько песен на мои стихи. Я пою о счастье, о том, с чем я не согласен, – о безумии. У любого художника есть свой посыл, у меня он тоже есть: миром должна править любовь.


«Письма в прошлый век»


В новый альбом Александра Беккера, вышедший в мае, вошли песни «Лучший день», «Звезды», «Альбомы», «Гроза», «Любовь», «Потерянный билет», «От печали до тоски», «Фотография», «Письма в прошлый век». Дистрибьютер: onerpm. Альбом доступен на многих стриминговых площадках, например, в YouTube и «ВКонтакте».


Беседовала Ольга Силантьева

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)