Немецкий на Русском Севере

Гёте-институт во второй раз проводит конкурс «Лучший учитель/преподаватель немецкого языка России». Предыдущий состоялся в 2012-м. Одна из победительниц – в номинации «Лучший сельский учитель немецкого языка» – Галина Порохина, получившая также премию MDZ, по случаю начала учебного года рассказала нашей газете о своей работе.

Галина Порохина в Москве после вручения ей премии / Из личного архива

Я преподаватель немецкого и английского в средней школе №1 поселка Сосновка Пинежского района Архангельской области, а также в ее структурных подразделениях в поселках Мамониха и Кулосега. До недавнего времени я еще преподавала в начальной школе в деревне Сульца, но ее закрыли, а детей, начиная с детсадовского возраста, в сопровождении родителей теперь возят на школьном автобусе к нам в поселок. Учителем немецкого, а также обществознания, работает и мой сын Александр.

В Сосновке зарегистрировано около 1000 человек, хотя столько не проживает. А в остальных поселках, входящих в муниципальное образование «Сосновское», живет и того меньше: нет работы, и люди уехали. А раньше был очень хороший леспромхоз.

Когда я приехала сюда работать, в Cосновской школе учились 680 детей. Сейчас около 120. В Кулосеге была большая восьмилетка, сегодня же там школа-сад, которую собираются закрыть – в школе всего 5 учеников. В Мамонихе – 15 школьников.

Сама я окончила школу в райцентре, в Карпогорах, потом училась в Архангельском пединституте имени М.В. Ломоносова. После института мне предлагали аспирантуру, были и другие варианты, но я пообещала, что поеду в район – учителей иностранного не хватало. С 1975 года я преподаю в Сосновке.

Два года назад, на церемонии награждения, я сказала, что, как и мой великий земляк Михаил Ломоносов, я пришла в Москву пешком. В зале засмеялись, а ведь это правда. Я победила в конкурсе благодаря моей работе. А моя работа…  Но обо всем по порядку.

Моя неделя строится так. В понедельник я встаю в 5 утра, топлю печки (отопление у нас дровяное), и в 6.40 мы с сыном стоим на крыльце школы, ждем школьный автобус. Он по понедельникам отправляется в Кулосегу, чтобы забрать детей, которые, начиная с 5 класса, живут в Сосновке в пришкольном интернате, а на выходные возвращаются домой. Мы едем 14 километров, потом пересаживаемся на лодку и переправляемся через реку Пинега. В темноте, конечно, страшновато… Дальше примерно километр идем до школы.

Зимой, естественно, добираемся пешком по льду. И в мороз (а у нас все-таки север), и когда дорога занесена снегом и ее совсем не видно. Мы проводим сразу два урока, потому что два раза в неделю нас никто не повезет, – и опять к реке, и опять ждем автобус, который должен нас забрать. Иногда на морозе приходится долго «отплясывать». Но хуже всего, когда река только-только начинает замерзать, а также весной, когда вот-вот начнется ледоход. Привыкнуть к этому я никак не могу, и на речке пищу очень громко…

По возвращении в Сосновку мы проводим уроки в своей школе.

Вторник. Встаю в 6 утра, топлю печки, иногда успеваю что-то сварить на обед и бегу в Мамониху – в темноте, с фонариком в руке, километра полтора до реки. Мамониха находится практически напротив нашего поселка. Реку я переезжаю на старом рейсовом катере (зимой, понятно, перехожу пешком), а потом иду километр до школы. Провела урок – и назад, на уроки в свою школу. Зимой ходить жутковато – в окрестностях бродят волки.

Среда. Уроки в своей школе в Сосновке. Иногда зимой бегу в Мамониху, провести уроки, пропавшие из-за распутицы, или же уговариваю кого-нибудь, чтобы свозили в Кулосегу. Учебную программу-то выполнять надо.

Четверг – как вторник. Пятница – в своей школе.

По мнению моих городских коллег, сельские школы оснащены не хуже, а в чем-то даже и лучше. Есть компьютеры, интерактивные доски. Правда, скорость Интернета такая низкая, что можно сидеть часами, ожидая, когда загрузится картинка. Так что уроки с использованием Интернета практически невозможны. В этом году для всех учеников начальных классов школы в Сосновке купили ноутбуки. В Кулосеге и Мамонихе с техникой хуже. Поэтому во все «походы» беру с собой либо ноутбук, либо нетбук, приобретенные для этого специально.

Во всех трех школах есть малокомплектные классы. Порой приходится объединять 2-й и 4-й, что очень неудобно: второклашки еще не умеют читать и писать по-немецки, поскольку изучают иностранный язык первый год. Как-то мне пришлось два месяца преподавать в Кулосеге в классе, в котором на уроке сидели три ученика – один, изучающий немецкий, и два – английский. Моя коллега сломала ногу, не могла добираться до школы, и пришлось таким образом выкручиваться. После травмы она отказалась ездить вообще, и сейчас мы ведем в Кулосеге иностранный с сыном: он – немецкий, я – английский.

Мне очень хочется сохранить немецкий в школе. В школах района немецкого все меньше, его вытесняет английский, хотя мы стараемся убедить родителей (прежде всего они решают, какой язык учить их детям). Мы проводим для них даже специальные рекламные уроки. А еще наш директор – молодец, решил, что мы будем чередовать языки: один год второклассники начинают учить немецкий, а на следующий год 2-й класс приступает к изучению английского.

Немецкий язык – это моя жизнь. В трудовой книжке у меня всего одна запись. Я преподаю немецкий уже 39 лет и рада, что в районе и области учителями иностранного языка работают более 10 выпускников нашей школы.

Мои бывшие ученики и подвигли меня на участие в конкурсе Гёте-института. Когда я уже в качестве победителя стояла на сцене, признаюсь, коленки дрожали. И только слова первого заместителя председателя Международного союза немецкой культуры и издателя газеты Ольги Мартенс «Nicht weinen…» («Не плакать…») привели меня в чувство.

Кроме поездки победителей в Германию, которую мы получили в качестве главного приза, была еще поездка сельских учителей – финалистов конкурса, в Мюнхен на семинар для преподавателей немецкого языка. Мы очень благодарны за нее Moskauer Deutsche Zeitung.

Впервые я попала в Германию, еще в ГДР, в 1974 году в составе группы студентов со всего Союза. Мы учились в Магдебурге в педагогическом институте имени Эриха Вайнерта. Потом был долгий перерыв, а начиная с 2006 года, мы с сыном ездим в автобусные туры по Европе, стараясь обязательно заехать в Германию. Кроме того, несколько лет назад в Марбурге, где учился Ломоносов, я приняла участие в мероприятиях, посвященных 300-летию со дня его рождения.

Форум российских учителей и преподавателей немецкого, в рамках которого меня наградили, проходил в Москве под лозунгом: «С немецким ты можешь больше!». Этот лозунг соответствует моей жизни. Благодаря немецкому я дважды побеждала в конкурсах лучших учителей России в рамках нацпроекта «Образование», стала почетным работником образования Архангельской области и заслуженным учителем Российской Федерации.

После конкурса у меня появилось много друзей-единомышленников. Профессиональное общение для тех, кто работает в маленьких школах, очень важно. Вроде бы ты понимаешь, что знаешь и умеешь не меньше городских коллег, но все равно внутри тебя сидит что-то такое, что я называю «синдромом провинциальности». Конкурс добавил мне уверенности.

 

 

Tolles Diktat 2024
 
Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *