Маленькая Россия под Берлином

Александровка – довольно распространенный топоним в России. Населенный пункт с таким названием есть и Германии. Он был построен почти 200 лет назад. Анна и Лутц Андрес, жители дома №12 в Александровке, знают о ней все.

Дом №12 четы Андрес / Ирина Раду

Для Анне Андрес ее первая встреча с русским оказалась совсем не такой, какой она себе ее представляла. Летом 1945 года, когда Красная армия в соответствии с послевоенным порядком получила от американцев часть горного массива Харц, Анне жила у бабушки в деревне. Для маленькой девочки новость о приходе русских казалась такой страшной, что она спряталась в подвале, пока военные ходили из дома в дом. Молодой советский солдат по имени Иван вынес ее из подвала на руках. То, что он ей сказал, она помнит до сих пор: «Никогда больше Аннушка не должна бояться русских». «Я ему сразу понравилась, а он мне», – вспоминает она.

После такого личного начала в области германо-российских отношений, возможно, все в ее жизни должно было сложиться именно так, как сложилось. Во времена ГДР ее семья поддерживала дружеские контакты с военным врачом, который был рядом расквартирован. И сегодня Анна Андрес уже 24 года живет со своим мужем Лутцем в русском поселке на немецкой земле. В 1998 году супруги переехали в Александровку, знаменитый поселок на севере Потсдама. В 1999 году архитектурный комплекс Александровки, как и дворцы и парки Потсдама, был внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Александровка – это поклон в сторону русской культуры и «продукт» связей двух династий – Гогенцоллернов и Романовых, которые были в наполеоновских войнах иногда союзниками, иногда (вынужденно) противниками. Прусский король Фридрих Вильгельм III высоко ценил своего коллегу Александра I. Когда российский император в 1825 году скончался от инфекции в возрасте всего 47 лет, прусский двор поручил садовому дизайнеру Петеру Йозефу Ленне спроектировать колонию в русском стиле как дань памяти русскому царю. Комплекс был построен в 1826-м и 1827 годах и служил еще практической цели. Он был постоянным домом для хора певчих, который когда-то был сформирован из русских военнопленных и прикреплен к 1-му гвардейскому полку прусской армии. Для них было построено 12 деревянных домов – одноэтажные для солдат и двухэтажные для унтер-офицеров. Кроме того, здесь были фермерские хозяйства и фруктовые сады.

Последний из хористов умер в 1891 году, но музыкантам было разрешено передавать имущество потомкам мужского пола. Сегодня только дом № 7 имеет прямую линию от первых до нынешних жителей – в нем живет шестое поколение семьи Григорьевых. В остальном население поселка в основном немецкое. «Так уже было и во времена ГДР», – говорит Лутц Андрес. Здесь жили самые разные люди – от кинорежиссеров до водителей трамваев. Красота и уникальность поселения все больше меркла перед тяготами повседневной жизни в сочетании с упадком и несовременными бытовыми условиями. Те, кто находил квартиру в новостройке, переезжали туда без особых сожалений.

Анна и Лутц Андрес были в напряженных отношениях с новым владельцем их многоквартирного дома в Потсдаме и отчаянно искали выход из затруднительного положения. Тем временем в Александровке освободился дом № 12, который до этого времени занимали две старушки. Город выставил его на продажу. «Мы подали заявку», – продолжает рассказ Лутц Андрес. Семья знала Александровку по прогулкам и была влюблена в нее. Кроме того, супруги выросли на русской культуре, на книгах, фильмах и песнях.

Самовар, из которого супруги Андрес наливают гостям чай / Ирина Раду


В финальный тур вышли шесть участников. В решающем голосовании подавляющим большинством голосов победили Андресы: за них проголосовали 48 из 50 членов городского совета при двух воздержавшихся. «Это было потрясающе! – вспоминает Лутц Андрес. Вероятно, решающим фактором стало то, что пара смогла убедить совет в том, что они действительно хотят жить в этом доме, а не превратить его в гостиницу или сдавать в аренду. Супруги Андерс – музыканты, они хотели использовать дом для уроков музыки, что и делают до сих пор, частично в самом доме, частично в бывшем коровнике. С самого начала их привлек сад площадью 2500 квадратных метров, где сегодня выращиваются фрукты, овощи и цветы для собственного пользования. Однако в 1998 году, когда пара приобрела дом, сад был заросшим, а само здание нуждалось в ремонте. «Это был дом без ванной комнаты, без горячей воды и с печным отоплением», – объясняет Лутц Андрес. Пара взяла кредит и «влезла в долги до конца жизни», как со смехом говорит его жена. Работы еще не завершены, и есть надежда, что закончатся они к 200-летию Александровки в 2026 году. Внешне, однако, дом выглядит прекрасно и успешно маскируется под бревенчатый, хотя под облицовкой скрывается фахверк.

Анне и Лутц Андрес в своем доме / Ирина Раду


Сегодня все дома в Александровке заселены. Ежегодно поселок привлекает тысячи посетителей, часто русских. Для более чем 1000 иммигрантов из России, живущих в Потсдаме, это также частичка их родины в Германии.

Объединение культуры в Александровке с 2007-го по 2011 год проводило здесь ежегодный «Фестиваль русской культуры», который был популярен далеко за пределами города. Жители показывали гостям фестиваля свои дома, звучала музыка местных и российских исполнителей, проводились литературные вечера, художественные выставки. В то время главой объединения был Лутц Андрес. Но в какой-то момент фестиваль перестал быть финансово и организационно жизнеспособным.

Лутц Андрес сетует, что раньше жители были более сплоченными. Пара пытается сохранить эту атмосферу. Они превратили свой дом в небольшой музей русской старины, совместно с местным музеем проводят экскурсии. Андерсы хотят сохранить и приумножить особый характер поселения. Конечно, туристы и гости тоже хотели бы этого. В так называемой чайной, единственном месте в Александровке, где говорят по-русски, их встречают в традиционной русской обстановке с блинами, пирожками, пельменями, квасом и чаем из самовара. В музейном магазине можно приобрести матрешек, русские ткани, а также расписаные ложки и тарелки. В Потсдаме Александровка является достопримечательностью первого порядка. Для некоторых это даже гораздо больше, чем просто достопримечательность.

Ирина Раду, Тино Кюнцель

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)