Стройный пивной квартет

В XIX веке мужчины раз в неделю надевали особый костюм и с красной книжечкой в руках уходили из дома. В центре старой Москвы, на Никольской улице их ждало любимое развлечение, которое еще и помогало им не растерять деловые контакты. Московское общество квартетного пения «Лидертафель» организовало досуг истинных немцев в столице российской империи.

Ресторан и гостиница «Славянский базар» на Никольской улице в Москве на открытке 1909 года издательства И.Е. Селина / wikimedia.org

Татьяна Бирюкова / redaktion@martens.ru

«Московское общество квартетного пения «Лидертафель»» было учреждёно 15 мая 1861 года австрийским пианистом и музыкальным педагогом А. Доором, господами В. Брахманом, В. Лютером и К. фон Книримом и начало свою работу через полгода, в ноябре. Для занятий члены общества выбрали помещения во втором квартале Городской части – в доме Синодальной типографии, где располагалась «Русская Палата» гостиницы и ресторана «Славянский базар».

Здесь по понедельникам они проводили сборные вечера.

Было время, когда композитор Николай Рубинштейн хлопотал о привлечении общества к выступлениям на симфонических собраниях. Из этого ничего не получилось, так как Лидертафель решил не сходить с выбранного пути, закреплённого в уставе, – в традиции этих майстерзингеров всегда оставалось четырёхголосное мужское пение. Однако время изменило старые правила, и спустя годы, к пятидесятилетию общества в число членов «Лидертафеля» стало входить порядка шести сотен человек. Причём, только московских немцев. Они находили друг друга по объявлениям и анонсам в газетах.

Неклюдовские гуляния

Для устройства весёлых летних посиделок немецкое общество отыскало весьма уютное место в недалёком московском пригороде – в 15 верстах от центра Москвы в старинном тенистом парке небольшого сельца Неклюдова. Там, неподалеку от купеческой усадьбы обрусевших немцев фон Вогау, певцы собирались на открытом воздухе. Очевидец первого в летнем сезоне 1885 года гулянья оставил свои заметки, по которым праздник можно восстановить в самых мельчайших подробностях.

Он написал, что 15 июня, накануне воскресенья, небольшая лужайка, окружённая высокими развесистыми липами и клёнами, была нарядно украшена. На сучьях кряжистого дуба нашло место громадное жёлтое полотнище с надписью «Willkommen!» (Добро пожаловать!). В кустах густого орешника поставили широкие столы. Поодаль от лужайки ещё стучали топорами плотники, устраивавшие пивной буфет.

С восьми часов дня праздника начали подъезжать заказанные линейки с немецкими семействами. Приехал оркестр военной музыки. Сюда же прибыли дроги с десятком больших пивных бочонков. Один из журналистов того времени, присутствовавший на празднике, даже сделал попытку в стихосложении:
«Настряпав различных пирожных, вафель / И много другого добра, / Тянулся гужем из Москвы «Лидертафель» / К Неклюдовской роще с утра. / Приехав туда в настроенье игривом, / Усердно с весёлым челом, / Работали немцы над чаем и пивом, / Усевшись за длинным столом».

Пока немцы завтракали, и роща оглашалась звуками музыки, из окрестных деревень начал собираться народ, чтобы поглазеть на это веселье. Настал момент, когда в центр лужайки вышел пожилой немец с пёстрой бутоньеркой в петлице серого пиджака. После того, как он протрубил в маленький медный рожок сигнал, в раздробленных компаниях молодых и старых немцев началось движение. Все они достали красненькие книжечки, вперед вышел дирижёр, и началось всеобщее пение. После последней национальной песни раздались крики немногочисленных женщин: «Браво» и «Бис». Пение продолжалось, пока группа этих женщин не оставила зрительских мест и не разбрелась по рощице. Это было расценено мужчинами как призыв к началу осады пивного буфета.

Не прошло и часа, как многие из них стали покачиваться. Некоторые удалились, легли среди кустов на подстилки и, закрыв глаза, погрузились в сладкий сон на чистом воздухе. Те, что остались на своих местах, начали кричать: «Шествие! Шествие! Музыканты, сюда! Австрийский марш!»

Под ритмичные звуки оркестра немцы построились парами для шествия. Пытаясь попасть в такт музыке заплетающимися ногами, компания протопала более версты торжественным церемониальным маршем в лесистой окрестности. Возвратившись к столам, она задорно налегла на питьё и яства.

Когда трапеза сделала своё дело, настало время танцев. Но, как оказалось, немцы не могли справляться даже с самыми простыми «па». И после вальса и кадрили в кругу осталось лишь три пары. Оттанцевав, немцы разом почувствовали приступ голода и с новым подъёмом стали быстро истреблять со столов остатки провизии.

Очень поздно, когда в роще стало заметно сыреть, гуляки решили уходить из гостеприимного Неклюдова. После немецкого променада вся роща была несомненно оставлена в полном порядке.

Фойе гостиницы «Славянский базар» на фотографии К.Фишера 1902 года / pastvu.com

С дамами и без них

Если вечера «Лидертафеля» проводились не в неклюдовской роще, а в самом городе, они пользовались успехом у широкой московской публики, независимо от веры обывателей.

Заметным событием городской жизни стало 50-летие общества в 1911 году. На праздник во все концы мира разослали более 500 приглашений немецким певческим обществам. Были оповещены хоры из Берлина, Вены, Риги, Ревеля, Дерпта и Гельсингфорса.

В день юбилея, 26 ноября на Николаевском вокзале Москвы встречали 391 гостя. Каждому из них выдавали кожаный портфель, в котором находилась карта Москвы, программа торжества и полный отчёт общества за всё время его существования.

Прибывших разместили в лучших гостиницах Москвы. Торжественный приём депутаций проходил в залах Благородного собрания, украшенных гирляндами роз и флагами. После этого прошли товарищеская беседа и ужин на тысячу персон, закончившийся почти в три часа ночи. На следующий день в Большом зале консерватории состоялся праздничный концерт, а затем в залах Благородного собрания состоялись торжественный банкет и бал.

Поскольку по средневековой традиции на немецком «Herren-Abend» присутствовали только кавалеры, было объявлено, что на другой день намечен «Вечер без дам». Для этой цели с 9 часов вечера на всю ночь арендовали ресторан «Яр». На вечер гости доставлялись из города на специально арендованной дюжине вагонов электрического трамвая.

Чтобы после крепкого ужина и посиделок в большой и шумной мужской компании немцы могли прийти в себя, в середине следующего дня их «освежали» за столами «Славянского базара».

Когда все расселись, президент «Лидертафеля» господин Ляфонтен произнёс речь. Его приветствие членам общества-юбиляра закончилось здравицей на русский лад – в честь императора Николая Второго хор общества российских немцев трижды исполнил народный гимн А.Ф. Львова «Боже, царя храни!». Он же звучал и позже, после каждого приветствия и поздравления.

Делегаты и выступавшие на протяжении нескольких часов форума постоянно подкреплялись непривычным у нас в подобных случаях способом, каждое свое слово запивая пивом. А после этого мероприятия, названного представителями певческих обществ «Katerfrühstück» (похмелье), прошла спевка хора «Лидертафель» и продолжились задушевные беседы о пении и других жизненно важных темах.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *