Из хранилища в онлайн

Фонд им. Конрада Аденауэра в России и Российский этнографический музей объявили о начале сотрудничества. Фонд поможет музею оцифровать артефакты, относящиеся к теме российских немцев, а в будущем –организовать экспозицию.

Музей откроет доступ к своей коллекции о российских немцах / ethnomuseum.ru


Неожиданное сотрудничество

Российский этнографический музей – один из крупнейших музеев мира этого профиля. Его называют «этнографическим Эрмитажем» из-за огромной коллекции и роскошного здания, расположенного в центре Санкт-Петербурга. Музей хранит 500 тыс. этнографических предметов по 157 многочисленным и малым народам России начиная с XVIII века. Лишь небольшая часть коллекции, всего 72 предмета, посвящена российским немцам. Увидеть их практически невозможно – в Новой истории России экспонаты демонстрировались всего два раза на временных выставках. Благодаря совместному проекту Фонда им. Конрада Адэнауэра и музея редкие предметы появятся в онлайн-пространстве, доступ к ним получат все.

«В музее широко представлены народы России, но немцам отведена пока незаслуженно маленькая роль, а ведь в каких бы сферах они ни появлялись, то становились лучшими – мастерами, управленцами, деятелями культуры, – говорит советник руководителя представительства и уполномоченного по Российской Федерации, руководитель проектов Фонда им. Конрада Адэнауэра Андрей Зыбкин. – Фонд считает совместный с музеем проект некоторым вкладом в российско-германские отношения. Это нонсенс, что российских немцев в залах музея нет». Действительно, их не найти в постоянной экспозиции, уникальные предметы находятся в хранилище.

К коллекции Российского этнографического музея, касающейся немцев, относятся редкие книги, изданные в эпоху появления книгопечатания на немецком языке или написанные авторами немецкого происхождения по этнографической тематике, в том числе, труды дипломата Священной Римской империи Сигизмунда фон Герберштейна и путешественника Адама Олеария. В музее также хранятся 29 фотографий, запечатлевших быт российских немцев-колонистов и 72 вещевых памятника – наци­о­нальные костюмы и отдельные элементы одежды. Чуть меньше половины вещей относятся ко второй половине XIX века.

Как они оказались в музее? В 1867 году в Москве состоялась Всероссийская этнографическая выставка. Она была организована усилиями Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии и имела широкий общественный и научный резонанс. Посетители видели искусно выполненные манекены, одетые в национальную одежду и окруженные предметами быта; альбомы с рисунками и фотографиями, орудия труда, посуду, мебель; антропологические и археологические материалы. Выставка продолжалась несколько месяцев, а после закрытия этнографические коллекции стали составной частью Московского публичного (Румянцевского и Дашковского) музея, в 1948 году они были переданы Российскому этнографическому музею.

Манекен немки-колонистки. Фотограф Т. Л. Митрейтер, 1880-е / Из собрания Российского этнографического музея



Влияние политики

Экспонаты о российских немцах при советской власти никогда не выставлялись. «Понимаете, этнография – не политическая наука, но ей приходится соблюдать баланс между политикой и неполитикой. Музей следовал курсу, который был принят Советским Союзом», – объясняет заместитель директора по учету, хранению и реставрации музейных ценностей Наталья Прокопьева.

До революции экспозиция музея (тогда он был этнографическим отделом Русского музея) была разделена географически: юго-запад России, северо-запад России, народы Закавказья и т.п. «В советское время экспозиции строились по принципу политического деления: Украинская ССР, Белорусская ССР, Российская СФСР, в общем, народы союзных республик», – рассказывает Наталья Прокопьева.

Российским немцам в выставочных залах места не нашлось не только по идеологическим причинам, но и географическим, в какой раздел их поместить? Но о том, что эти экспонаты в запасниках есть, сотрудники знали всегда. «Их продолжали исследовать, но публиковать по ним работы не могли, тема была невостребованной, – продолжает Наталья Прокопьева. – У нас есть еврейская экспозиция, коллекция 1912–1914 годов, которая собиралась Ан-ским. До 1930-х ею еще занимались, а после известных событий все, как будто ее не существовало. Что мы не знали, что у нас коллекция есть? Знали и продолжали исследовать».

Жизнь в цифре

К октябрю цифровизация некоторых экспонатов будет завершена. Если книги и фотографии отсканировать просто, то работать с костюмами сложнее. За полтора века хранения шелк, шерсть и хлопок истрепались и требуют реставрации. Она уже началась, но пока неизвестно, сколько продлится. Сотрудники музея также занялись легендами  – историями «попадания» экспонатов в музей, в онлайн-каталоге эта часть жизни предметов будет подробно описана. «Как оказалось, мы в музее ничего никуда не деваем, сохраняем любую записочку, любую бумажку о том, откуда что поступило»,  – отмечает Наталья Прокопьева.

В рамках проекта в он­лайн-формате появятся и издания из коллекции «Россика» Российской национальной библиотеки. В коллекции помимо книг о России на немецком языке, есть и отчеты общественных объединений, религиозных общин, образовательных учреждений российских немцев.

О создании постоянной экспозиции в стенах музея речь пока не идет. «Обновление залов в историческом здании, изменение старых коллекций – сложный процесс, к нему нужно идти постепенно. Будем делать все поэтапно. Сначала оцифруем экспонаты, проведем несколько круглых столов», – поясняет Андрей Зыбкин.

В ноябре этого года в Петербурге встретятся представители региональных музеев, где хранятся экспонаты о российских немцах. Речь пойдет об объединении всех экспозиций в онлайн-формате. Из цифрового пространства проект возможно выберется к следующему Санкт-Петербургскому международному культурному форуму, в рамках него планируется организовать временную выставку.

Любава Винокурова

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)