Что русскому хорошо, то и немке хорошо

Анья Пабст живет в России почти 20 лет. За это время она смогла открыть здесь свой бизнес и прочно обосноваться в деревне под Переславлем-Залесским. Там, в окружении реки, леса и полчищ комаров она мечтает встретить старость. К Анье можно приехать в гости и пожить в экокемпинге, что и сделала редактор «МНГ».

Анья Пабст с Толей, а на заднем плане – Рада и Хуго (Фото: Любава Винокурова)


«Я уеду из России, только если здесь случиться *опа *опная, но что это должно быть, я даже не представляю», – рассказывает Анья Пабст, раскладывая пирог со смородиновым вареньем по тарелкам. Смородина, кстати, своя, в прошлом году собирали.

Анья живет в своем доме в деревне Красногор, недалеко от Переславля-Залесского. Представить себе коуча, специализирующегося на обучении и повышении квалификации руководителей, в деревенском ландшафте сложно. Анья ведет двойную жизнь: в будни мотается в Москву на консультации, а на выходных косит траву, топит баню и печет пироги. Даже сомневаешься, немка ли она? Сама Анья говорит, что аист, видимо, ошибся, принес ее не туда, не в ту страну.

Во всем виноваты родители

Анья Пабст родилась в Восточной Германии, в городке Шведт, расположенном на берегу Одера. «Я думаю, что это родители виноваты в том, что я полюбила русский язык. Они на нем не говорили, но дружили с семьей из Ростова-на-Дону, там был мальчик, почти мой ровесник, с которым мы проводили много времени», – вспоминает Анья. Родители несколько раз приезжали с Аньей в отпуск в Советский Союз: «У меня где-то есть фото, где я маленькая стою на фоне Эльбруса». В ГДР во всех школах русский язык преподавали с пятого класса, но в Шведте была одна школа, где русский начинался с третьего. Анья пошла в эту школу, потом в старших классах училась в другой – для будущих преподавателей русского языка, затем была учеба в университете Дрездена по профилю «славянские языки» и год «штудий» в Калуге. «У меня где-то остался неотоваренный талончик за ноябрь 1991 года. Яиц не было, крупы, муки, водки тоже. А вот в декабре удалось достать водку. Я ее обменяла на 10 кг сахара и отвезла их своей учительнице русского, она была мне как вторая мама», – рассказывает Пабст.

После Калуги она вернулась в Дрезден. В объединенной Германии учителя русского языка были не очень востребованы. Анья стала преподавать немецкий и английский иностранцам. «В основном это были русскоязычные, в 1990-е же многие поехали в Германию», – объясняет она. В 2000-х Пабст получила предложение работать методистом в Российско-немецком доме в Москве и обучать преподавателей немецкого в России, а в 2009 году она купила франшизу BEITRAINING и открыла представительство этой компании по обучению персонала в России.

Пасторальный вид

Интернет заменяют природные виды (Фото: Любава Винокурова)


В деревне под Переславлем-Залесским Анья оказалась в 2012 году. Ее вторая половинка очень хотела жить в деревенском доме, чтобы вокруг были лес, река, возможность держать животных. Участок (1,5 га) в Красногоре помог найти брат клиентки.

Анья дружит почти со всеми жителями деревни. Они зовут ее Аней, а Анья не поправляет. На строительство просторного деревянного дома ушло почти два года. Из окна кухни открывается пасторальный вид на реку Нерль. Правда, летом в этом месте Нерль скорее ручеек, но весной река частенько подтапливает деревенские дома. Водопровода в доме нет, провести его стоит очень дорого, поэтому Анья качает насосом воду из колодца. Душ – только летний, для более тщательной «помывки» топят баню. Интернет работает через роутер, на мобильном он почти не ловится. Зато можно безлимитно играть с хозяйкой в настольные игры, у нее их целый шкаф.

Еще со времен строительства дома на участке, который, кстати, захватывает немного леса, остались теплушки, Анья с половинкой в них жили. Несколько лет назад было решено привести домики в порядок: покрасить, купить мебель и технику (чайник, электрическую плитку) и сдавать летом в аренду. Так появился экокемпинг «Бабушка Холле». Сюда любят приезжать компании с гитарами, семьи с детьми. Идеальное решение для тех, кто боится, что его голос услышат соседи (и зарубят талант на корню), потому что здесь вас могут побеспокоить только комары и птицы, ну может, лиса заглянет на огонек. Преданную публику обеспечит Анья – сейчас в деревне вместе с ней живут обаятельный самоед Толя (от немецкого глагола tollen – буйствовать, беситься), чистокровная дворянка Рада и кот-мышелов Хуго.

На участке четыре таких домика, есть одноместные и семейные (Фото: Любава Винокурова)

Раньше домики сдавали через сайт Airbnb, поэтому до Красногора добирались даже немцы (экскурсионные маршруты Золотого кольца-то рядом), сейчас в основном приезжают те, с кем Анья хорошо знакома, или постоянные гости.

Всё пошло не по плану

До начала «спецоперации» Анья с половинкой держали кроликов, куриц и овец. Последние отлично справлялись со стрижкой газона. Пара хотела попробовать прокормить себя всем тем, что они бы смогли вырастить сами. Но половинка решила уехать и больше не возвращаться в Россию. Импульсивное решение превратилось в уверенность. Анья сама за таким огромным хозяйством следить не могла, поэтому из домашней живности теперь только Толя, Рада и Хуго.

На вопрос, не хочет ли Анья тоже уехать, она категорически качает головой. «Я всё понимаю: военные действия, жертвы, но я не знаю, где бы еще я могла жить. Я люблю эту страну, людей, здесь мой бизнес. Я не готова где-то еще начинать в мои-то годы с нуля».

Анья отлично интегрирована в местное бизнес-сообщество. Вместе с ярославскими предпринимателями она участвует в социальной жизни города. Так, Пабст помогает местной школе наладить уроки по профориентации, периодически берет на себя роль психолога, чтобы уладить конфликты школьных учителей.

«Спецоперация» на ее бизнес какого-то особенного влияния не оказала. «Я привыкла, что у меня всё происходит волнами. Я знаю, что обычно компании в первую очередь сокращают расходы на обучение персонала и маркетинг, но работы я не лишилась. По-прежнему помогаю выстраивать управленческие стратегии».

О своей жизненной стратегии Анье сейчас говорить сложно. Но из насущного – провести водопровод, закончить судебную тяжбу с соседом, захватившим деревенскую дорогу (это захватывающая история для совсем другой статьи и другого издания), и, возможно, отдать экокемпинг под управление другого человека, кого-то из ближнего круга.

Но этим летом тут хозяйка всё еще Анья Пабст. Можно приезжать собирать смородину и жимолость, чесать пузо Толе и наслаждаться простой деревенской жизнью. Связаться с Аньей можно через телеграм-канал «BabHolle».

Любава Винокурова

Tolles Diktat 2024
 
Подписаться на Московскую немецкую газету

    e-mail (обязательно)