Язык Рождества

Чудеса географии: северобаварский диалект звучит отнюдь не на севере Баварии, а на юге, между Регенсбургом и Ингольштадтом. На севере федеральной земли говорят на франкских диалектах. А между ними на языковой границе расположился город Нюрнберг, жители которого разговаривают на собственном языке.

Hans Winkler

Елена Шлегель

В нюрнбергском языке есть элементы и франкского, о котором «МНГ» рассказывала в прошлый раз , и северобаварского. Но все же он отличается от них.

Возьмем хотя бы главное событие года. При всем обилии и разнообразии местных диалектов рождественская ярмарка в Баварии практически везде называется одинаково: Christkindlmarkt. И лишь Нюрнберг называет ее по-своему: Christkindlesmarkt. Разница в две буквы, но весьма характерная. Если быть абсолютно точным, то еще один город, Аугсбург, дал своей рождественской ярмарке нюрнбергское имя. Но это произошло в середине ХХ века. А Нюрнберг пользуется собственным названием уже полтысячелетия.
Прочие особенности ­нюрнбергской лексики тоже проявляются в понятиях, связанных с Рождеством, елкой, игрушками. И не случайно: крупнейшая в Европе рождественская ярмарка проходит именно здесь. Крупнейшая в мире выставка-ярмарка игрушек – тоже здесь. И здесь же давно налажено производство елочных и рождественских украшений. Нюрнберг считается родиной стеклянных елочных шаров, золотой елочной мишуры. Для местных мастеров елочные украшения составляли смысл их существования. Это нашло отражение и в языке.

Почему все же Christ­kind­lesmarkt? Ведь Рождество по-немецки Weihnachten, а праздничные ярмарки на севере Германии называют Weihnachtsmarkt. Kindles происходит от древнего обычая дарить детям подарки на день святого Николая (6 декабря). В XVI веке реформатор церкви Мартин Лютер призывал вручать подарки детям в сочельник, то есть в канун Рождества. Одним из первых эту идею поддержал Нюрнберг, который хоть и расположен в центре католической Баварии, но стал оплотом протестантизма. Местную ярмарку с большим выбором игрушек посвятили детишкам-ребятишкам (Kindlein) и назвали Christkindleinsmarck, что впоследствии «упростилось» до Christkindlesmarkt.

С этим названием связан и образ Христа-младенца, весьма почитаемый в Нюрнберге. Его изображают в виде ангелочка с золотыми волосами. Из чего сложилась традиция делать из золоченой фольги фигурки ангела на елку – Rauschgoldengel. А символом ярмарки стала огромная фигура золоченого ангела, парящая над входом. И Engelshaar – это не «волосы Энгельса», а золотые локоны рождественского ангелочка, ставшие самостоятельным елочным украшением. Так появилась мишура, причем словом Engelshaar ее называют, пожалуй, только в Нюрнберге, а в остальной Германии говорят Lametta. И символика другая: Lametta имитирует не ангельский лик, а сосульки на лапах зимней ели.

Совершенно загадочно звучат Zwetschgenmännla и Zwedsch­germoo, тоже непременные составляющие Нюрнбергской рождественской ярмарки. Кто они?

Zwetschgen – это южнонемецкое название слив (нем. die Pflaumen). Строго говоря, это и официальное название одного из сортов слив. Männla по-нюрнбергски человечек (нем. das Männlein). Следовательно, Zwetschgenmännla это «сливовый человечек» – подвешенная на ниточки куколка из сушеного чернослива, непременный атрибут ярмарки. Такие куколки в самых разных, порой невероятных модификациях, продают на каждом шагу. Между прочим, подобные игрушки можно купить и на второй знаменитой рождественской ярмарке Германии, в Дрездене. Только называются они там Pflaumentoffel («сливовый дурачок»). Не путайте! А Zwedschgermoo (или Zwetschgermoh) – это, если угодно, нюрнбергский Оскар. Владельцам лучших торговых павильончиков на ярмарке, по решению жюри, вручают фигурку золотого, серебряного или бронзового Zwedschgermoo.

Впрочем, если вам скажут «Du Zwedschgermoo!», то не спешите радоваться. На будничном языке это то же самое, что и «чокнутый».

Специфика нюрнбергской речи и ее непохожесть на соседские говоры исторически обусловлены. До VII века местность на левом берегу реки Пегниц пустовала, затем сюда стали съезжаться обитатели перенаселенного северного берега Дуная в районе Нордгау. Когда разросшийся уже по обоим берегам Пегница Город мастеров получил особые вольности, сюда стали переселяться ремесленники из Саксонии и других немецких земель. Здесь находили прибежище протестанты во времена гонений, причем не только немецкие, но и французские (гугеноты). В течение веков происходила ассимиляция языков, породившая собственный язык. Среди характерных признаков – частое употребление дифтонгов, особенно ou, в тех случаях, когда общенемецкая традиция подразумевает совершенно иное употребление звуков и букв (например, Schdrou вместо das Stroh, нем. солома), а также раскатистое, почти по-русски звучащее R (в обычной немецкой речи этой буквы «не слышно»).

Словарик

Нюрнбергский идиотикон. Idiotikon – это словарь местных слов

Baam – дерево (нем. der Baum); Christbaam – рождественская елка
Bolli – полицейский (нем. der Polizist, der Bulle)
broad – не хлеб (нем. das Brot), а широкий (нем. breit)
Brunzkachl – ночной горшок, керамическая посудина (ср. нем. die Kachel), чтобы в нее, так сказать, «брунцать»
Diddlasbadscher – бесстыдник (происходит от местного названия женской груди: Diddla), в буквальном смысле – «норовящий ухватить женщину за грудь (без разрешения)»
Ei, особенно Nämbercher Ei – не яйцо, а карманные часы местного изготовления, известные с XVI века; название происходит от Aeurlein – часики
Gelleroum – морковь, морковка
goud – хорошо (нем. gut)
Gimbl – то же, что и Zwedschgermoo: дурачок, чокнутый
Knedla – кнедлик (нем. das Knödelchen)
Mumbfl – молчун, к тому же угрюмый (того, кто не знает нюрнбергского диалекта и не способен поддержать беседу, вполне могут назвать этим словом)
Nämberch – «собственное» название Нюрнберга (нем. Nürnberg)
schäi – красивый, прекрасный (нем. schön)
Schnabsgermania – не «шнапс Германии», а раскованная дама, не отказывающаяся выпить
Schnäi – снег (нем. der Schnee)
Schnerbfl – хвостик (остаток) сосиски; Zabfm Worschd – целая сосиска
Schou – не шоу, а ботинок (нем. der Schuh)

P.S. Целый год «МНГ» рассказывала о диалектах немецкого языка – швабском, баварском, саарском, гессенском, берлинском, кёльнском, гамбургском, страсбургском, о франкских диалектах, а также о платтдойче и российско-немецком суржике. Будем рады узнать ваше мнение об этой серии статей. Адрес редакции: redaktion@martens.ru.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)