Язык партнера и противника

Депутат бундестага от партии левых Андрей Хунко недавно решил выяснить, какое место занимает русский язык в Германии, и отправил депутатский запрос в правительство. «МНГ» изучила почти полсотни вопросов и ответы на них.

 

Ольга Силантьева

Сегодня русский в качестве иностранного в средних учебных заведениях Германии изучает 101,9 тыс. человек – лишь 1% учеников. С 2002 года это число уменьшилось в полтора раза. В вузах ситуация не лучше. В зимнем семестре 2018/2019 года 1061 студент учил русский в качестве основной дисциплины. Еще 269 человек учились преподавать в школах русский как иностранный. В 2018 году 43 студента успешно сдали государственный экзамен и стали учителями русского. Однако более точную информацию правительство предоставить не может, так как школьное образование в Германии относится к ведению федеральных земель. Не знает оно и в каких вузах готовят переводчиков русского. О петиции по поводу закрытия уникальной кафедры русского языка в Университете Лейпцига, на которой готовят таких переводчиков федеральное правительство не было осведомлено.

В своем запросе депутат ссылается на Ассоциацию преподавателей русского языка в Германии, сожалеющую, что их предмет не имеет должной поддержки земельных министерств образования: «Приверженность предмету и курс на укрепление русского языка в школах имеют место лишь в очень немногих землях». А ведь это не отвечает интенсивности гражданских, культурных и экономических связей Германии и России. Слависты из Баден-Вюртемберга предлагают в каждом большом городе открыть школу с преподаванием русского как иностранного, особенно с учетом 6-миллионного русскоязычного населения страны.

Спикер по вопросам европейской политики Левой фракции в бундестаге Хунко констатирует, что русский язык для федерального правительства выступает «не только как средство взаимопонимания в диалоге, но также как язык возможного внешнеполитического или военного конкурента или противника».

Значительная часть вопросов касалась знания русского языка дипломатами, работающими в странах постсоветского пространства, а также в международных организациях. Так, судя по ответам, в России работают 186 немецких дипломатов и только треть (65 человек) из них владеют русским. На Украине язык знают более половины немецких дипломатов (34 из 54-х). Лишь в Молдавии и при ОБСЕ ни один немец не говорит по-русски.

Зато, как известно, по-русски говорит канцлер Ангела Меркель. Депутат поинтересовался, в беседах с главами каких государств и правительств использует она этот язык. «На официальных встречах бундесканцлера с русскоговорящими партнерами работает переводчик, в отдельных случаях переговоры ведутся на английском языке. Бундесканцлер применяет свои знания русского языка в беседах с русскоговорящими партнерами при случае, на полях официальных переговоров», – говорится в ответе правительства. Андрей Хунко также хотел узнать, какие русскоязычные газеты и СМИ в 2019 году попадали в обзор прессы, который готовился для канцлера. Ответ: никакие.

Пожалуй, единственная упомянутая в запросе позиция, показатели которой выросли, касается русской службы телерадиокомпании Deutsche Welle. Если в 2013 году на нее из федерального бюджета тратили 3,6 млн евро, то к 2018-му сумма поддержки увеличилась почти вдвое и составила 6,6 млн евро. Но с сохранением русского языка в Германии это не имеет ничего общего.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)