Целый мир в себе

Фотограф из Петербурга Саша Бауэр создала одноименный художественный проект, который помог ей понять, чем она похожа на своего деда – поволжского немца. Фотопроект «Саша Бауэр» – это размышление о себе через историю семьи.

Импровизированный мемориал в память о депортированных Бауэрах; Дед Александр Бауэр, на фотографии ему 16 лет, и его внучка Александра Бауэр / Саша Бауэр

Любава Винокурова

Саше 31 год. Она родилась в Сургуте, но уже около десяти лет живет в Петербурге и примерно столько же занимается фотографией. Всю сознательную жизнь она слышала рассказы отца об его отце – Александре Бауэре – его трагическом одиноком детстве и вынужденном отказе от немецкой идентичности. От дедушки фотографу досталось не только имя, но и некоторые черты характера и мироощущение. «Мне кажется, нас роднит чувство чужого – я чужая и он чужой. Отсюда вытекает и все остальное – замкнутость, склонность защищаться», – говорит Александра. Ее проект «Саша Бауэр» – это каталог образов, связывающих ее и деда, и одновременно попытка отрефлексировать опыт деда, дать ему свое место в пространстве.

Александр Фридрихович Бауэр вместе с родителями и младшими братом Робертом и сестрой Лидией из поволжской колонии Мюльберг (сегодня село Щербатовка) были депортированы осенью 1941-го в село Гаврино в Омской области как «лица социально опасные по национальному признаку». Дедушке Саши было семь лет. Фридрих Бауэр оказался в трудовом лагере и вскоре погиб. Судьба матери – Амалии Бауэр – не до конца ясна, она тоже быстро ушла из жизни, но по какой причине неизвестно. Александр Фридрихович вместе с сестрой (и она вскоре умерла) попали в детский дом, а младший брат – в дом малютки, его следы затерялись на многие годы. Так Саша Бауэр остался совсем один. «За немецкую речь жестоко наказывали, русского языка он не знал. Разу­меется, у него не было иного выбора, кроме как выучить русский и навсегда забыть немецкий», – отмечает внучка.

В 18 лет он отправился служить в армию. Сохранил немецкую фамилию, несмотря на «рекомендации» ее поменять, но отчество ему все-таки переделали на Федоровича. После службы устроился водителем в колхоз, а затем женился на дочери председателя колхоза. Ее родители были против, но свадьба все-таки состоялась. К тому времени село Гаврино расформировали, и супруги после свадьбы поселились в Прокуткино (сегодня это Тюменская область). Далеко от места депортации не уезжали. Саша объясняет, что дед хотел быть ближе к своим – ссыльным немцам. В те годы их еще оставалось там много.

В 1998 году Бауэров полностью реабилитировали. Сейчас Александру Фридриховичу (или Федоровичу) 86 лет, он живет в Сургуте – дети перевезли. «Никаких немецких традиций в нашей семье никогда не было и нет. Дед был вырван из культурного контекста и помещен в советскую действительность. Для него все это болезненные воспоминания, – отмечает Саша. – По духу мы с ним близки, но он не слишком откровенничает, не допускает к себе в душу. В детстве я много времени проводила у него в деревне. Он считал, что я похожа на его мать Амалию. В доме, над креслом, висел единственный портрет его родителей, дед чувствовал какие-то параллели».

По словам Саши, семья всегда хотела как-то записать эту историю, сделать что-то вроде семейной повести, но никак не доходили руки. «Я заканчивала обучение фотографии. В это время умерла моя бабушка, и я навещала деда в Сургуте. Мы много говорили о его жизни, и я почувствовала острое желание рассказать его историю, которая и стала впоследствии проектом «Саша Бауэр»». Саша вместе с сестрой и мамой окунулись в документы и семейные артефакты. Фотограф даже ездила на Волгу в родное село дедушки. «Село постепенно умирает. Часть домов совсем разрушена, часть выглядит прилично. Есть даже машины с немецкими номерами. Видимо, кто-то поддерживает связь с родственниками. Найти дом деда мне не удалось. Не сохранилось адреса. Возможно, дома просто больше нет».

По первому образованию Александра психолог, и в своей работе отсылается к Берту Хеллингеру – автору метода расстановок. «В этом методе человек рассматривается как часть системы рода, где он наследует и может решать проблемы своих предков», – объясняет фотограф в аннотации к проекту. Итогом работы стали фотографические символы: вот Саша сама, вот ее дед в молодости, вещи из ее дома и его дома, вот надрезанный хлеб, а рядом серп и молот, портрет Сталина в пятнах красной краски. По отдельности эти кадры мало что значат, а вместе – рассказывают историю. Проект был закончен в сентябре 2019 года.

В Щербатовке (колония Мюльберг) Александр Бауэр родился, но села практически не помнит; Связь с дедом Саша «нащупывает» через образы / Саша Бауэр

Сейчас Александра работает над изданием книги по фотопроекту. «Дед еще его не видел, но я надеюсь ее ему как-то переслать. Мама сказала, что теперь увидела меня, как фотографа и психолога. Сестра призналась, что гордится мной».

Весь каталог образов  проекта «Саша Бауэр» можно посмотреть на сайте фотографа.

Эта история не выбивается из того, что фотограф делает обычно. В ее портфолио уже есть несколько проектов, опубликованных в известных журналах по фотоискусству. Их всех роднит личный подход – мимолетные знакомства, встречи, сообщения в новостях – все становится темой исследования, исследования мира через себя.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)