Удачные выходные

Ровно сто лет назад в Германии приняли постановление о дачных участках. В больших городах небольшие наделы помогают спрятаться от суеты и стресса, но культура садоводства не похожа на российскую. «МНГ» «прошлась» по немецким грядкам.

Молодые немцы на даче озабочены выращиванием эко­овощей и фруктов / Лукас Хомайер

Николаус Михельсон

1919 год. Завершилась Первая мировая война. Первое свободное и демократически избранное Германское национальное собрание приняло Веймарскую конституцию, а вместе с ней и постановление о садовых участках, которое защищало дачников от чрезмерно высоких цен на аренду земли. Работать на небольших земельных наделах немцы могли и до принятия постановления (в годы войны выращенные на огороде картофель и капуста спасали от голода), но теперь документ регламентировал, как именно дачники могут распоряжаться участками.

В немецком языке нет слова «дача» (восточным немцам оно знакомо из-за «тесных» отношений с Советским Союзом, но, по сути, родным для немецкого языка слово Datscha не является), а есть Schrebergarten (досл. «сад Шребера»). Даниэль Готлиб Мориц Шребер был известным немецким врачом, автором нескольких работ о гармоничном развитии детей. Свои теории он строил на единении человека с природой и считал, что детям полезно иметь грядки, на которых они могли бы что-то выращивать. Последователи Шребера от теории перешли к практике, а его имя стало нарицательным.

То, как сегодня должен выглядеть шребергартен, определяет федеральный закон о дачных участках, наследник того самого постановления 1919 года. Участок не может быть больше 400 м², а беседка – 24 м². Одна треть площади должна быть отдана под выращивание растений, а беседка или летний домик не могут быть местом постоянного проживания. «Никто ничего не будет иметь против, если дачник один раз переночует в домике, но это не должно происходить постоянно», – говорит председатель дачного объединения Регенсбурга (Бавария) Норберт Винкльмайер. В обшем, немецкая дача – это не русская дача, но у нее тоже есть свои преимущества.

Как правило, земельные участки расположены в пределах города, до них легко добраться. Дача – не роскошь, она доступна каждому. Земельный участок нельзя купить, его можно только взять в аренду у дачных объединений. Чтобы арендовать, нужно стать членом соответствующего садового объединения, заплатить один раз за аренду (сумма варьируется от ста до нескольких тысяч евро, в зависимости от месторасположения участка и того, что на нем находится) и отдать еще около 500 евро объединению: в эту сумму входит членский взнос, страхование имущества (в том числе и на случай вандализма) и коммунальные платежи. Договор на аренду бессрочный, его могут расторгнуть, только если вы нарушили дачный закон или, например, перестали ухаживать за садом. В общей сложности сегодня в Германии насчитывается около 1 млн садовых участков, которыми пользуются чуть менее 5 млн человек. «Сад можно оформить так, как хочется, но главное – это единение с природой», – говорит научный сотрудник Федерального объединения друзей садов (Bundesverband Deutscher Gartenfreunde) Сандра фон Рековски. Спрос на такое «единение» каждый год растет. Особенно, в крупных городах: например, в Берлине в очереди на аренду участка стоят 12 тыс. человек.

За многие годы сложилось определенное представление о том, как выглядит типичный немецкий шребергартен: в опрятном саду спрятались садовые гномы, над беседкой или домиком реют флаг Германии и еще флаг какого-нибудь местного футбольного клуба. Но в последнее время картинка меняется – на грядках и шезлонгах все чаще можно увидеть молодежь. «Молодые люди хотят выращивать свои собственные, без химикатов, фрукты и овощи. А молодые семьи могут подарить детям первый опыт взаимодействия с природой. И все это без высоких затрат», – отмечает Сандра фон Рековски.

Такие поколенческие изменения потенциально могут спровоцировать конфликт. Ярко выкрашенные молодежью беседки и грядки с полевыми цветами выглядят «оппозиционными» на фоне аккуратно подстриженных английских газонов и розовых клумб. Студенты и молодые родители используют участки совсем не так, как старшее поколение. Шребергартен становится постоянным местом встречи с вытекающими отсюда последствиями: музыкой, детским криком и некоторым беспорядком. Популярность такого досуга в молодежной среде студент и дачник из Регенсбурга Йоханнес Мэй объясняет так: «В городах не так много мест, где мы можем свободно встретиться без коммерческой составляющей». Общий вывод такой: если сто лет назад огород был способом выживания, то сегодня это способ развлечения.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)