Тетрадь нелюбви

У журналиста Владимира Познера вышла книга «Немецкая тетрадь. Субъективный взгляд». Это сборник эссе – не очень веселые размышления Познера о Германии. Книга появилась как своеобразное послесловие к его документальному фильму «Германская головоломка».

Любава Винокурова

В 2013 году Владимир Познер вместе с Иваном Ургантом сняли документальный цикл передач о Германии. За плечами уже были фильмы о Франции, Италии, США. Но ни один из них не вызвал тогда столько вопросов и обсуждений у зрителей, как «Германская головоломка». Этот фильм дался Познеру очень тяжело, он неоднократно в этом признавался, пишет даже в предисловии к «Немецкой тетради». «Я этот фильм снимать не хотел. Потому что боялся. Это просто сказать и куда как сложнее объяснить. Есть страх понятный, в разъяснениях не нуждающийся. Например, я боюсь акул. Боюсь – и все тут. Это разве надо объя­снять? А боязнь делать фильм о Германии… Я с самого детства ненавидел немцев».

Понять чувства Познера может в общем-то каждый, переживший Вторую мировую войну. Семья журналиста по подложным документам была вынуждена эмигрировать из любимой Франции в США (отец Познера – еврей с русскими корнями). Деда немцы расстреляли за то, что его фамилия была Познер, друзья отца погибли в газовых камерах концлагерей. В общем, любить немцев особенно ему не за что.

Когда Владимиру Познеру исполнилось 14 лет, его отцу, убежденному коммунисту, предложили работу в берлинском отделении «Совэкспортфильма». «Невозможно передать разницу между ярким, полным обещаний бесподобным Нью-Йорком и Берлином – полуразрушенным, сырым, кисло пахнувшим запахом некачественного бурого угля, которым немцы топили свои жилища», – пишет Познер. Он не хотел учить немецкий. Дома все говорили по-французски, за его пределами на английском, а немецкий был языком врага, расстрелявшего деда. Но язык все же выучить пришлось в немецко-русской школе для детей политэмигрантов. Позже семья перехала в Советский Союз. Познер поступил на биофак МГУ и Германией не интересовался. Сегодня в этой стране живут дочь журналиста, внуки и правнук.

«Порой мне кажется, что Германия мне мстит за то, что я так не люблю ее. Бред? Конечно, но именно в Германию эмигрировала моя дочь, взяв с собой внучку Машу и невольно тем самым лишив меня возможности участвовать в ее воспитании». Вся эта нелюбовь вылилась тогда в документальный фильм и частично перекочевала на страницы «Немецкой тетради», прекрасно написанной.

На презентации книги в одном из книжных Москвы не то, что яблоку негде было упасть, там бы и горошина места себе не нашла. Все-таки Владимир Познер вызывает у публики колоссальный интерес и доверие к тому, что он делает.

Концепция его «Немецкой тетради» проста: есть фотография, а к ней небольшой текст, не описание снимка, а размышления, на которые он натолкнул. «Я всегда фотографирую того человека с кем разговариваю. Делаю портрет, чаще черно-белый. Я смотрю на фотографию, и она вызывает у меня какие-то соображения, которые не имеют отношения к фильму», – рассказывал на презентации Познер. – Приведу пример. В книге есть снимок офицера ГДР, он нес службу у Берлинской стены. Я его спрашиваю: «Как вам спится ночью?». Он отвечает: «Мне прекрасно, я выполнял приказ (прим. Познер был в гостях у Ханса Шеффера. Он попал на снимок репортера журнала Life в 1962 году. На фотографии Шеффер держит раненого немца, пытавшегося сбежать через стену из ГДР). Тогда я задумался, а если приказ, то нет никакой ответственности? Это не очевидная вещь. Ведь если солдаты не будут выполнять приказы, то как тогда будет существовать армия?».

И вот таких риторических вопросов в книге много. Знатокам российской истории будет приятно узнать, что Познер был в Цербсте, городе, где выросла будущая российская императрица – Екатерина Великая. Познер задокументировал в книге встречу с руководителем международного общества Екатерины II харьковчанкой Татьяной Нидель. Над костюмированными балами в стиле той эпохи, которые проводит общество, журналист, конечно, смеется, но завершает рассказ цитатой Татьяны. Она говорит, что Екатерина была лучшим российским монархом, а русский характер нуждается в немецкой прививке, и Россия должна быть благодарна Германии за этот подарок.

В книге еще много неожиданных встреч. И даже если читатель страстно влюблен в Германию, ему будет интересно изучить свою «страсть» через призму субъективного взгляда Познера.

 

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)