Тесные узы кино

В начале декабря в Москве в 17-й раз прошел Фестиваль немецкого кино. «МНГ» встретилась с управляющим директором промоутерской компании German Films Мариэттой Ризенбеек. Именно эта компания привозит немецкие фильмы, а с 2020 года Мариэтта Ризенбеек станет исполнительным директором Берлинского кинофестиваля.

С 2020 года Мариэтта Ризенбеек будет исполнительным директором Берлинале/REUTERS/Hannibal Hanschke

Фестиваль немецкого кино проходит в течение года во многих странах. Как родилась идея показывать миру немецкое кино?

Первый фестиваль состоялся в Париже в 1995 году. Исторически Германию и Францию всегда связывали тесные узы кино. Многие немецкие фильмы были с успехом показаны во Франции и наоборот. В Париже существовал особый запрос на немецкое кино, и мы не ошиблись, проведя там первый фестиваль. Все очень хорошо развивалось, и спустя четыре года мы начали расширять географию: фестиваль появился в Мадриде, Буэнос-Айресе. Теперь вот в 17-й раз проходит в Москве, шесть лет существует в Китае. Мы показываем фильмы, которые в обычное время почти не увидишь в кинотеатре, но благодаря фестивалю они часто попадают в широкий прокат. Так, например фильм «Стикс», который мы сейчас привезли, три дня назад купили российские прокатчики.Такой приятный побочный эффект фестиваля.

По условиям фестиваля каждая страна может выбирать, какие немецкие фильмы она бы хотела показать. Как этот выбор формируется в России?

В России у нас есть небольшое жюри. В него входит журналист, фестивальный организатор и прокатчик. Нам кажется, что русским виднее, какие фильмы больше подходят аудитории. Такой выбор, находясь в Мюнхене (прим. офис German Films расположен в столице Баварии), сделать сложно и было бы неправильно что-то рекомендовать. В Германии в год производится около 200 фильмов, и, конечно, три человека посмотреть такое количество не могут. Мы отслеживаем, какие фильмы были показаны на международных фестивалях, какие получили немецкие кинопремии или были особенно успешны в немецком прокате. В итоге список сужается до 40–50 фильмов, их и дают посмотреть российскому отборочному комитету.

Комитет не сообщает вам по каким критериям отбирал фильмы?

Фильм – вещь субъективная: то, что я нахожу интересным, вам, возможно, не понравится. Я, допустим, обращаю внимание на музыку, а вы на подбор актеров.
Одни прокатчики берут фильм, потому что для них важна одна конкретная тема. Пару лет назад мы показывали в Корее фильм «24 недели». Он рассказывает историю беременной девушки, которая знает, что родит ребенка-инвалида, и стоит перед выбором, сохранить ли ему жизнь. Прокатчик купила этот фильм, потому что похожая история произошла с ее сестрой. Другие компании считают деньги: им важно, что на фильм придут, например, сто тысяч зрителей. Но бывает и так: картина затрагивает настолько важные и сложные вопросы, что приобретают ее не только ради коммерческого успеха, но и рассчитывают на общественный резонанс. Такая история сейчас произошла с фильмом «Стикс» (прим. картина рассказывает о спасении беженцев в открытом море).

Какие сейчас темы актуальны для немецкого кино?

Есть такие режиссеры как Кристиан Петцольд, Валеска Гризебах, Марен Адэ, которым интересны социальные и политические темы. Они снимают драмы, роуд-муви, комедии. Успешным был «Тони Эрдман» Марен Адэ (прим. картину номинировали на Оскар в 2016 году) с темой взаимоотношений взрослых детей и родителей. Родители мне докучают? Как с ними общаться, находить общий язык? Этот фильм именно об этом.

Молодые немецкие режиссеры делают жанровое кино. Я недавно посмотрела хоррор «Endzeit» Каролины Хельсгард. По сюжету только до двух городов в Восточной Германии не добрались зомби, и жители пытаются противостоять этому зомби-апокалипсису. Несмотря на определенную клишированность сюжетов о ходячих мертвецах, эта история рассказана очень человечно. В ней есть место и дружбе, которая, в конце концов, помогает героям выдержать испытания. Снимаются фильмы и на специфичные темы, не всегда понятные зарубежному зрителю. Например, комедия «Sauerkrautkoma», с локальным баварским юмором.

Насколько популярно в Германии такое отечественное кино?

Голливуд, конечно, играет огромную роль, но 25% фильмов в прокате все же немецкие. Популярны комедии, романтические истории – в общем, все то, что приятно смотреть субботним вечером с друзьями. Но есть и зрители, которые выбирают не развлекательное, а умное кино. Они пойдут в выходной день и на «Тони Эрдмана», и на «Стикс», и на «Транзит» (прим. в 2018 году этот фильм Кристиана Петцольда вошел в конкурсную программу Берлинале).

А какие фильмы смотрите вы?

Такие, после которых хочется задавать себе вопросы. Из недавно просмотренного могу рекомендовать американского «Наездника». Главный герой – ковбой и восходящая звезда родео, вынужден прекратить заниматься любимым делом из-за травмы головы. Если он снова сядет на лошадь, то, скорее всего, умрет. Дилемма: вернуться в спорт, который стал твоей жизнью или мириться с обстоятельствами. В фильме почти все актеры – родственники. Я это узнала только из финальных титров. Другая картина – датский триллер «Виновный» о диспетчере службы спасения, который помогал человеку, основываясь на неправильных сведениях. Хочется себя спросить, а часто ли я обладаю верной информацией? Были ли мои поступки правильными?

В России сегодня очень популярны сериалы. Режиссеры временно бросают большое кино и берутся за многосерийные истории. В Германии так же?

Да, такая тенденция существует уже около трех лет. Режиссер Том Тыквер, которого все знают как автора «Лолы, беги», «Облачного атласа» снял сериал «Вавилон-Берлин». Он шел в Германии, а сейчас его показывают во Франции. Баран бо Одар, снимавший до этого только фильмы при поддержке американского стримингового сервиса Netflix, сделал «Тьму», а Кристиана Швохера после успешного сериала «Плохие банки» пригласили снимать другую историю в Великобританию.

В 2020 году вы займете должность исполнительного директора Берлинале. Как вам кажется, эта работа будет сложнее, чем управление German Films?

Пока не знаю. Как у руководителя German Films у меня было много привилегий: поездки в разные страны, знакомство со зрителями. Берлинале – огромное событие, на нем показывают почти 400 фильмов. И мне нужно придумать способ, как это все охватить и при этом найти персональный подход. Я рада, что после 16 лет руководства German Films я получила шанс узнать и попробовать что-то новое. Берлинале – особенное мероприятие с особенными фильмами.

Вы уже знаете что хотели бы поменять в фестивале, а что оставить прежним?

В 2020-м мы отпразднуем 70-летие Берлинале. Уже только поэтому это будет другой фестиваль. Пока мы с Карло Чатрианом (прим. с 2020 года у фестиваля будет два директора: художественным руководителем станет итальянец Карло Чатриан, а функции менеджера легли на Мариэтту Ризенбеек) не думали об изменениях. В этом году мы еще будем наблюдать фестиваль со стороны. Чтобы что-то изменить, нужно заглянуть за кулисы, мы сделаем это чуть позже.

Беседовала Любава Винокурова

 

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)