С верой в чудеса

Считается, что у немцев Сибири главным персонажем, который приносит подарки детям, является Крискинд. В канун Рождества «МНГ» отправилась на поиски дарителя, но оказалось, что найти его не так-то просто.

Такие Вайнахтсманн, Крискинд и Кнехт Рупрехт приходят на Рождество в десятки немецких семей на Алтае / Общество инвалидов ННР

Ольга Силантьева

Известный исследователь обрядов и традиций Татьяна Смирнова в своем монументальном труде «Этнография российских немцев» рассказывает, что «у немцев Сибири до настоящего времени принято, чтобы подарки дарил Крискинд». И да, именно без буквы «т» в середине слова, хотя Крискинд российских немцев, конечно, является родственником Христоса-младенца (нем. Christkind), который стал одаривать немецкую детвору с распространением протестантизма.

Мы попытались найти тех, кто в наши дни видел Крискинда и его сподручных – Пельцникеля или Кнехта Рупрехта. Первым делом спросили у старожил двух немецких национальных районов. У немцев, помнящих и уважающих традиции предков. Но, нет, они уже давно не встречали таких персонажей на улицах Гальбштадта и Азово. Почему? «Времена поменялись, – предполагает Роберт Иордан из села Цветнополье Азовского немецкого национального района Омской области. – Мы тогда бедно жили, но верили в чудеса. А они случались как раз под Новый год, на Рождество. Когда стали побогаче, когда в начале 1970-х жизнь стала более-менее налаживаться, появились другие способы отметить праздник». 65-летний предприниматель еще помнит, каким радостно-тревожным было ожидание праздника. «Радостным – потому что обязательно были подарки, а тревожным – потому что их надо было еще как-то заработать, как-то показаться Пельцникелю, – рассказывает он. – Родители пугали нас, детей. Мол, будем вести себя плохо – придется нам цепь Пельцникеля кусать, а она, как правило, холодная. И вот ходит он по деревне, в шубе вывернутой на­изнанку, и нарочито гремит своими цепями. Мы ватагой ребятишек за ним – пытаемся ухватить за цепь. И горе тому, кто попадался ему в лапы». В те времена Пельцникелей в деревне даже несколько было – на каждой улице свой».

И Роберт Иордан, и Александр Штейнбек из Гальбштадта помнят хорошо и главного дарителя – Крискинда. Описывают его одинаково: нарядным он был, в белом платьице из марли, с короной. И добрым. Защищал детей перед Пельцникелем (тот мог и розгой огреть непослушного ребенка) и собственно дарил подарки, если ребенок вел себя хорошо и приготовил стихотворение. Подарки заранее готовили, конечно, родители и незаметно передавали Крискинду, когда он входил в сени – дети в это время с волнением ждали его в большой комнате. По словам 54-летнего Штейнбека, эта традиция была жива на Алтае еще в 1980-х, но ушла, когда большинство немцев уехало в Германию.

«Сегодня если Крискинд и Пельцникель и ходят по домам, то это постановка», – считает Роберт Иордан. И действительно, мы нашли ряженых, которые заходят в рождественскую пору в семьи российских немцев с детьми-инвалидами. В обычное время эти Крискинд и Кнехт Рупрехт, а также Вайнахтсман – социальные работники Общества инвалидов Немецкого национального района. 18 лет они ездят по району и поздравляют семьи с особенными детьми. Заходят в один дом, где живут с дедушкой, а он и говорит: «Да это же Пельцникель и Крискинд!». А в другом доме утверждают, что это Крискинд и Кнехт Рупрехт. Но и как бы в таких семьях ни именовали сегодня злого спутника Крискинда, дети упорно называют третьего гостя Дедом Морозом.

 

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)